Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: хэйва (список заголовков)
19:12 

Тари Кальпани
Vae Victus!
День начинался прескверно. Просто потому, что проснулся я в таком жутком настроении, что, едрить меня конский хвост, хотелось кого покусать, как дурному хиссару. Вспомнив вчерашний поход в лесок и мерзопакостную нежить, которую мы косим, как траву, ничего кроме отвращения я не почувствовал. Как мне надоела такая жизнь, кто бы знал! Ни тебе отдыха, ни поехать куда хочешь, ни личной жизни, хильден его в печенку!
В таком вот расположении духа я разогнал своих молодцев, лишив их даже завтрака. А вот нечего прохлаждаться! В спешном порядке мы покинули гостеприимную деревеньку, благодарные жители которой снабдили нас провиантом, и углубились в пустоши.
А Пустоши... Ох, проклятущие! Когда-то это был благодатный край моего исконного родного племени, земля изобилия, теперь... теперь здесь воняло смертью. Голая, мертвая земля и камни, высушенные деревья и отравленные реки - запас воды приходилось брать и себе и коням. Ветер, не встречая препятствий, выдувал всякое тепло из тел, самый воздух казался мертвым. Мы ехали по выжженной земле, держа ушки на макушке и тщась попутно подстрелить хоть что-нибудь к ужину. Дважды встречали отряды своих же, гурхарионов, но и они сообщали, что покуда все тихо. Бдительность не ослабевала, а настроение упорно катилось куда-то ниже пола. Вечером у костров народ скабрезных песенок не распевал, как обычно и десятки желтых глаз мрачно светили в ночь. Я и не заметил, как заснул.

@темы: Хэйва

17:25 

Итак... нарсиготские степи времен Войны Лича

Тари Кальпани
Vae Victus!
Ну и чего вы ко мне пристаете, не люблю я рассказывать! разве что, под кальян да хороший такой кувшин вина... ну да ладно, ладно!
Йиртек Асахау Степной Ветер меня зовут. Князь я. Клана Гурхарион, если кто не знает. Из народа Kelpan, Химер. А живем мы несладко, да. Война нынче, так-то, почтенный эрхе.
Ну мы и воевали. А странности эти начались во время очередного рейда на нежить. Я тогда только этим и занимался.

Мы шли на рысях от деревни на краю Золотой Степи - я и три десятка лучших моих ближников, понимающих меня не то что с полуслова - с полумысли. Шли налегке, без заводных, только с оружием. Зачем тяжелая кладь в драке? Только мешать станет. Тем более, когда на равков охотишься.. Самое верное средство против этих хищников - осиновое копье с серебряным наконечником. само собой, у каждого из нас такое было при себе. А еще стрелы в колчанах заговоренные и огницы с углями освященных костров. Чтобы при надобности разжечь пламя, от которого нежить ни в жисть не уйдет.
В общем, стая засела в леске, неподалеку от деревни. Мы, как полагается, рассыпались полукольцевой цепью, запалили факелы, копья наизготовку - и пошли на них. Гурхарионские кони - твари приученные, шарахаться не станут, скорее наоборот. так что мы, рыча и улюлюкая, стали гнать их к центру, постепенно сужая и замыкая кольцо. Общее сознание избавляло от необходимости бессмысленно орать, запах свой мы перебили, натершись травяным соком - нежити он до лампады, не учует.
Равк, если кто не знает - труп, покойник заложный. С зубами не меньше, чем наши, да еще и железными - в прямом смысле. и вот одна такая подванивающая тварь в гнилых лохмотьях одежды выскочила на меня из кустов бузины, намереваясь мне голову откусить. Ну что я, дурак что ли? Я на нее рявкнул как следует и мазнул когтями по роже. а на когтях у меня хитрые такие штучки - наконечники из серебра - как раз нарочно на нежить. Равк завертелся, отброшенный моим ударом, завыл и тут же получил три пальца серебра в грудину и лошадиным копытом по морде. Я выдернул копье, подпалил гниющие останки и послал коня вперед. Рутина. Самая обыкновенная рутина.
Иы их за прошедшие годы сотнями истребляем так, как садовод выводит муравьев. Хотя, конечно, здесь все серьезнее, иногда бывают жертвы, и иногда даже немалые.
Управились часа за два, но вот дальше предстояло самое противное - зачистка местного деревенского упокоища. Грязная работенка. Как ни объясняем мы людям, что нынче покойников лучше сжигать, они все равно упорно продолжают их закапывать. Результат - налицо. И на лицах, что гораздо более прискорбно...
В общем, провозились мы до вечера, устали как собаки и попросились на постой к местным, благо те не отказали. заснул я, как убитый, едва голову донеся до подушки, выделенной щедрой хозяйкой.

@темы: Хэйва

14:52 

Та же ночь.

Тари Кальпани
Vae Victus!
Хранитель Смерти стоял на снегу и смотрел в ночное небо. Снег приятно холодил босые ноги, холод пробирался под рубашку и кусал за крылья, но Первый князь Рейнард не обращал на это внимания. Ему было наплевать на то, что он легко одет и перепонки отдают слишком много тепла, что ему, с его зависящим от перепадов Стихии здоровьем вполне легко простудиться. Черный Дракон нарочно покинул город и спустился к подножию гор, покуда все спят, чтобы отгородиться от всех и вся. Испытание Возможным заставило его по-новому взглянуть на многие события. Это требовало обдумывания. А думается легче всего, когда тело не мешает.
Танцуй, Смерть.
Копье с черным древком скользнуло в руку из темноты ночи, из потаенной части души. С негромким хлопком распахнулись кожистые крылья, ноги сделали первый шаг...
Он порхал, почти не касаясь земли, быстрым промельком невесомого сна, тенью теней, лишь гудение вспарываемого копьем и крылами воздуха нарушало тишину. И каждое движение этого танца несло в себе Смерть.
Как же иронично вращение Колеса, кто бы мог подумать. Хранитель не испытывал абсолютно ни малейшей приязни к белобрысому недоразумению, свалившемуся невесть откуда им на головы, но вот ведь поди ж ты. Неужели где-то там, в будущем, он, Рей-не-Рей, искренне привяжется к этому ходячему кошмару?.. А девушка у него что надо, главное, чтоб не убил.
Может, и выйдет толк. Бестолочь останется. А химеры - вымрут?
Все быстрее вращается копье, все быстрее ткет вокруг хозяина невидимый покров отрешенности. Все быстрее мечется тело, вычерчивая только ему одному ведомый рисунок. Гулко хлопают крылья, вьются черными змеями распущенные волосы... Все ТАМ будем. Так отчего?..
В быстрой безудержной пляске нет жара - только четкость отточенных движений и переплетение нитей с изнанки Бытия. Так НУЖНО. Так ПРАВИЛЬНО. И никого не волнуют личные чувства грозного стража Той стороны.
"Если ты уйдешь, мой Владыка, если я буду вынужден проводить тебя... Как мне жить без тебя?"
Прочь такие мысли. Прочь.
"Мой Великий князь... не мой вампирский лорд." Успокоиться и отбросить все. Скоро в его руках будет жизнь вампира и верное вращение Колеса.
Копье со свистом врезалось в снег, взрывая пушистое облако. Рей замер, словно не было до этого дикой смертоносной пляски. Вздохнул. разогревшееся тело медленно остывало, капли проступившего пота приятно морозили кожу. А химер почти совсем не запыхался - посему он позволил оружие исчезнуть, а сам - побежал. И где-то на десятом шаге, хоть и было тяжело, ударил крыльями воздух и взлетел. Тяжело взлетел, петляя без теплых потоков воздуха снизу кривыми зигзагами. Но добрался до города, плюхнулся на какой-то темной улице и, кутаясь в крылья, побрел ко дворцу.

@темы: Хэйва

20:37 

продолжение

Тари Кальпани
Vae Victus!
Снежная пустошь поражала своим унынием. Они оказались посреди бескрайнего, поросшего вереском поля, посреди мраморных обломков, бывших когда-то, по всей видимости, святилищем. Девять уродливых обломанных огрызков, бывших когда-то величественными живыми белыми исполинами, торчали из груды щебня полукружьем гнилых пеньков.. К центральному теперь был подвешен белоголовый - как был, в крови и грязи, с дырой в теле насквозь.
Ума смотрела на ужасающее зрелище и чувствовала, как внутри наворачивает круги боль. Вот так она однажды предала Каина во имя своей семьи. А теперь семью из-за Каина. Стоит ли вообще жизни такое глупое создание, которое только и способно, что всем портить жизнь. Она мысленно собрала все свои эмоции и отправила "не-отцу", и так, чтобы он знал, от кого они прилетели. Из уважения. Пусть знает, что он для нее значит.
Ощущение реальности мутило разум. Драконьи слова казались какой-то глупой шуткой. Что он говорил? Придется убить? А ей позвать? Драконы любят играть словами. Может сейчас как раз тот самый момент?
Девушка подошла к подвешенному на цепях вампиру едва ли не с отстраненным интересом разглядывая обломок колонны и его. Действовать она пока что боялась - вдруг что-нибудь опять испортит?
- ПРЕДАТЕЛЬ! - прогремело вокруг. и со всех сторон начали сходиться мертвецы. Некоторых Ума знала давно и хорошо, кого-то же наоборот, видела впервые в жизни. Их мертвые глаза, казалось, вынимали душу. Вампиры, люди, крылатые - казалось, их стекались тысячи..
- Повинен смерти!
- Народ, вообще-то это мой кошмар, чего вы на него-то нападаете? - с истеричным смешком спросила Ума, судорожно соображая, что делать.
Кольцо сжималось. На теле вампира потихоньку застывала кровь, подсыхала грязь и оседал иней. Он сам напоминал теперь в большей степени труп, чем хотя бы относительно живое существо. Ветер гнал по земле черные перья и жухлую листву. Толпа мертвых напоминала море.
- Он обрек всех нас на гибель и пустоту, когда обрушил Колонны... Смерть ему Развоплощение!
- Да сейчас, только Похититель отполируем, - съязвила вампиресса, пытаясь разорвать цепи. Копье, чтобы оно не мешалось, она взяла в зубы. Цепи не поддавались. Мертвые подходили все ближе и стало ощутимо холодно. Из толпы выступилы высокая костлявая фигура, с ног до головы закутанная в плащ с кинжалом в трехпалой руке. Из-под капюшона мертвецки пылали два провала глаз..
- Свою вину он искупит кровью!
- Эм ... нате, - Ума перестала безрезультатно дергать цепи и протянула страшилищу копье, сплошь покрытое кровью. - Крови тут - ух!
Существо отпрянуло и гневно зашипело. Мертвые зароптали
- А не нравится - пшли вон, - так же дружелюбно предложила вампиресса. - Оставшаяся - цена за мое убийство.
- Пусть отдаст! - раздался истеричный яростный крик. - отдаст! Мое! Сердце! Моееее!
Мертвый, лишившийся в посмертии всякого благородства последний Крылатый, роняя черные смятые перья с облезлых крыльев, вырвался вперед и со звериным рыком кинулся за добычей.
Вампиресса тут же метнула в него копье. Под ногами мешался оброненный Каином Похититель. Надеясь, что крылатый отвлечен достаточно, она нагнулась, чтобы схватить клинок. Однако, уловив агрессию, мертвые тут же ответили на нее и кинулись со всех сторон. закутанная в плащ фигура прыгнула вперед. Ткань слетела с нее, обнажив полусгнивший явно вампирий остов со сломанными крыльями. Когти целили в горло плененного вампира, побелевшего вконец от инея.
- А ну стоять! - рявкнула Ума, со звоном рассекая воздух. Кончик меча замер перед зловещей тварью, не давай приблизиться к висящему вампиру. - Мы будем его делить по-честному!
- Как это? - заинтересованно спросил призрак, отступая на шаг. Меч волшебным образом заставил умерших угомониться - они его боялись.
- Ну ведь все хотят получить свою долю, - рассудила вампиресса, - иначе бы вы тут не толкались. Ворадор, думаю, урвал все, что хотел, - она посмотрела на последнего крылатого. - С этого тоже спрос невелик. А вот ты, - она указала когтем на одного из мертвецов, - что тебе сделал Каин?
- Убил меня... - прошелестел почти бесплотный голос. - Меня и еще шестьдесят семь моих товарищей, подорвав заводской цех. Но я был на стороне вашего Сопротивления, я делал все, что он скажет. Я семью кормил, а он ни с чем не посчитался...
- Пфф, велика катострофа, тут таких как ты 99 из 100, в том числе и я. Думаю, по одной капле крови хватит. Иначе кому-нибудь не хватит. У тебя что? - она указала на другого.
... И на нее посыпался поток жалоб, почти совершенно одинаковых в массе своей - убитые, замученные, подставленные, просто попавшиеся на дороге, выпитые, казненные... Все, сколько их было и будет в прошлом и будущем. Призрак с переломанными крыльями яростно царапал когтями обломки камней, но молчал. Одной капли крови ему явно будет мало.
- Да, думаю тут одной каплей не обойдется, - заверила Ума бандита, который сам ринулся на Каина и хорошенько ему насолил. - А вот тебе какой резон на него злиться? Подумаешь ваша деревня на пути стояла. Если ты не согласен, спрашивай с того, у кого кусок больше. Каин тут всего один, да и тот потрепанный. А твоих претензий я вообще не понимаю, не Каин на тебя веревку накинул после смерти жены. Если хочешь что-то получить - спрашивай у того, у кого хоть что-то лишнее есть. Думаю кое-кто таки наврал и присвоил себе больше, чем при жизни пожертвовал из-за этого бессовестного ублюдка.
Разочарованные тени одна за одной отступали, становясь частью туманной мглы, и постепенно, шаг за шагом, кольцо мертвецов рассеивалось, вот только... Вампиры, убитые кгда-то пленником, никуда не спешили уходить. Среди них были те, кто, судя по облику, давно прошел через эволюцию, были и те, кто не успел и кого Ума прекрасно знала по давним меридианским стычкам... И все тот же неизменный призрак, подбирающийся все ближе. Ума опять подняла лезвие меча. Внутри все дрожало, но бояться она будет когда опасность наконец минует. Если минует.
Но меч призрака не пугал, скорее, наоборот - злил.
- Отдай мне его! - рявкнуло умертвие дырявой пастью.
Где-то сзади мелькнул силуэт черного дракона.
- Вот когда выйдешь за него замуж, тогда и поговорим, - рыкнула в ответ вампиресса.
- Да как ты смеешь?! - взвился призрак. - Я тысячу лет служил ему, как собака, а получил - Бездну! А мой Клан?! Где мой Клан, я тебя спрашиваю???
- А МОЯ семья? Мои родные? Мне почетно собственноручно разодрали горло. Ты был возле него тысячу лет. Думаю, уже и рожу его видеть не можешь. А я как-то неналюбовалась, - вампиресса загородила Каина собой, выставив вперед меч, всем видом показывая, что никому его отдавать не собирается. Губы растянулись в довольном оскале. Похититель подогревал ее гнев и страх, жаждя убийства и подстегивая на это свою обладательницу. - Он МОЙ. И пока моя жажда мести не удовлетворится, я никому его не отдам. А уж поверь, методы у меня изощренные.
В этот момент черный дракон промельком метнулся по Колоннам. Цепи лопнули, зиндевевшее тело с неестественным стуком свалилось вниз.
- Изыди! - громыхнул Хранитель Смерти, возникая рядом с Умой и грозно распахивая громадные черно-золотые крылья. - Твое время не пришло еще, тебя нет! ИЗЫДИ! Нынче время иной Преданности для тебя!
- Ты тоже собака... - злобно прошипел мертвец проломленной пастью. - Глупая собака...
- Прочь!
...Все завертелось во внезапной круговерти, и снова картина резко изменилась.
Комната, за грязным пыльным оконцем - закат догорает. Ревущий камин. Старая очень простая мебель. Кровать под балдахином, на которой трупом лежит холодный, как ледышка, вампир, и о недавних ранах говорят лишь виднеющиеся из-под края покрывала бинты на груди. Но вампир не подает признаков жизни. Вампиресса смотрела на него будто бы равнодушно. Что за ересь творится? Если ей кошмар снится, так какого в нем постоянно присутствует Каин? И ... и что она здесь делает, если отец в итоге отрекся от нее? Ума села рядом с бесчувственным Каином и привычно положила ладонь на грудь. Жизнь слабо, но прослеживалась. Да что же за ерунда такая? Девушка повернулась к окну. Кто теперь попытается убить этого несчастного?
Однако, все было тихо, спокойно и мирно. На полке тикали часы. Привычный интерьер нарушала лишь эбеновая фигурка черного дракона, обвившего собой один из столбиков балдахина. Но зверь был дерево деревом. Тик-так, тик-так....
Вампиресса вновь повернулась к вампиру и взглянула на безжизненное лицо. Вроде бы спал он спокойно, не метался. И не от слабости. Такое состояние - самое благостное, которое бывало с ним во время комы - значит он восстанавливался, и ничто не тревожило разум. Так мирно, спокойно, хорошо. А как же отец? Вампирессе безумно хотелось услышать его голос, но память о начале сна не давала покоя. Сердце предательски сжалось. Неужели она осталась одна. С бешенной лисицей за спиной. Кто знает, что на этот раз ему не понравится.
Послышался негромкий стук в дверь - характерно, внешней стороной когтей по дереву. Дверь тут же приоткрылась, и на пороге появился старейшина Ворадор, одетый, как всегда с сообразной своему рангу вычурной роскошью..
- Ты все сидишь. А я тебе ужин принес, заодно и этого накормишь, - вампир поставил на пол в углу вяло шевелящийся мешок. Ума с подозрением и удивлением следила за отцом.
- Эм ... - только и смогла выдавить она.
- Что? - встревожился вампир, ощутив смятение дочери. - Кстати, ты так и не выяснила, кто это такой и откуда к нам свалился?
- Кто? - не поняла вампиресса.
- Да подопечный твой! - слегка раздраженно отмахнулся Ворадор. - Вот делать тебе нечего, бродяжек подбираешь...
- А вдруг это наш будущий император? - хихикнула Ума. На душе стало легко и тепло. - Кажется я сегодня немного торможу.
Вампир откровенно рассмеялся. - император, скажешь тоже! Да мы ведь не знаем даже, кто его отец или мать и откуда он такой выпал! Может, его вообще тайком от Совета укусили.
Вампиресса внимала диковинным словам и пыталась понять, что вообще происходит.
- Вечно спасаешь от серафанцев всякую шваль... - пробурчал Ворадор.
- Пап, я замуж хочуууу, а вдруг кто-нибудь из них мой будущий муж, а я мимо пройду? - девушку так и распирало от счастья. Отец не отрекся от нее. А вампиры, судя по всему не в осадном положении на грани вымирания.
- Ладно, играйся, авось надоест, да выйдешь замуж за приличного вампира лет через пятьдесят. Аранри Мэрис из Совета давно положил на тебя глаз... Он Крылатый, подумай, дитя мое.
- Гы, пап, да с него ж уже не просто песок сыплется, раз он на мне глаз забыл. Да и от тихой-мирной-спокойной семейной жизни я ж вперед собственного визга сбегу, и дорога забудет где мой хвост взметнется. Где меня потом искать будешь? - и она вновь обернулась к Каину, лаского гладя вампира по волосам. Где же подвох-то?
- Мужа, дорогая моя, надо с умом выбирать, - назидательно поднял Ворадор когтистый палец. - Надежного, с ухватом, чтоб я за тебя не волновался, спокойного, обстоятельного... И состоятельного! А этот что? - он ткнул тем же пальцем в лежащего без движения холодного вампира. - Голодранец. И меч наверняка у Мастера стащил.
Голодранец в этот момент вздрогнул, заворочался и со стоном попытался проснуться, стискивая пальцами ткань покрывала. Инстинкты продолжали давать себя знать даже в летаргии, организм настойчиво потребовал пищи.
- Шшш, - попыталась успокоить его вампиресса, все так же поглаживая по волосам. А улыбка при этом не сходила с лица. Девушку переполняло счастье. Ощущение благополучия, целостности семьи... она готова была даже забыть про скребущее внутри ощущение неправильности. И то, что происходящее сейчас - всего лишь бред, как и предыдущие видения. А может и все прочее тоже. Тогда стоит удержаться на этой "реальности", если все остальное с большой вероятностью не более настоящее чем это.
Ворадор покачал головой, глядя на сию идиллию.
- Дался он тебе... Ни кожи ни рожи, ты подумай, БЕЛЫЙ! Где ты у порядочных вампиров видела белые лохмы? ни у одного! ..Ладно, развлекайся, пока можно. Я пойду. Подготовиться надо, к праздничной ночи.
Старейшина вышел, любяще чмокнув дочь на прощание в татуированную щеку.
Больной в это время учуял запах живой плоти и потребовал свой ужин более активно, глаз при этом не открывая.
Пока можно? Праздничная ночь? Что за ересь? Вампиресса проводила взглядом отца, а когда за тем закрылась дверь, взялась за кормление царственного голодранца. Ощущение подвоха все усиливалось. Но пока что Ума решила не поддаваться тревоге и наслаждаться моментом. Ведь в жизни подобная идилия так и не посетила вампирессу.
Едва насытившийся белоголовый снова затих, вытянувшись во весь немаленький рост, как в дом ворвалось еще одно нашествие в виде стайки юных ворадоримок.
- Ума, сестренка! - повисли ярко наряженные девушки у нее на шее. - Что ты здесь сидишь, переодевайся, пошли с нами!
- Ой, куда? - не поняла вампирка.
- Как куда? - защебетали сестрицы. - такая ночь сегодня, гулять, фейерверки смотреть, на парней охотиться, пошли!
Ума хихикнула, бросила еще один взгляд на спящего Каина и поддалась на уговоры сестер. Авось ничего дурного не случится. А если и задумывается нечто, то вряд ли она сможет этому помешать, сидя у кровати беспамятного вампира.
Девушки долго не медлили, выбрали своей сестренке платье пороскошнее и увели с собой в ночной город.
На улицах Меридиана человеческих лиц теперь было не в пример меньше, чем помнилось Уме, зато вампиры расхаживали свободно и вольготно, можно сказать. С дочерью старейшины раскланивались уважительно м дружелюбно, кто-то желал ей доброй ночи и удачной охоты, кто-то радовался, что она наконец оставила свое добровольное затворничество и вернулась к ним. Повсюду гремела музыка, с треском рвались хлопушки, снаряды и ракеты, запуская в небо огненные цветы...
А маленький домик с одиноким вампиром как-то незаметно стал растворяться. истаивать из памяти, словно его здесь никогда не было.
- Привет, Ума, - поймал девушку под локоток черноволосый желтоглазый красавец с небольшими крыльями за спиной и голубоватой кожей. - Я соскучился!. Полетаем?
- О, привет, - улыбнулась девушка, пытаясь вспомнить, кто же перед ней. - Я пока что хочу просто ноги размять. А то скоро совсем паутиной зарасту.
- Это точно, зарастешь! - кивнул вампир, шелестя перьями. - и зачем ты там сидела, ума не приложу! Все своих несчастных обихаживаешь? дык, они сами нарываются!
В памяти действительно всплыло, что она часто отнимала у фанатиков-орденцев пойманных ими молоденьких вампиров, обычно приносимых людьми в жертву. И имя приятеля всплыло - Сайрин.
- Не надо меня прикладывать, - заверила его вампиресса. Да и не будь я такой, я б тебе и не нравилась, - и она показала крылатому язык, с гордым видом шевствуя дальше по городу, стараясь не терять две картинки - старый Меридиан, и новый, представший перед ней.
- Обязательно надо будет показать тебе Цитадель, - махнул крыльями Сайрин. - ты такого не видела и не увидишь! Люди не умеют так строить!
Мимо них по улице проволокли чучело Лорда Серафана, смешно насаженное на деревяный шест - через полчаса его торжественно сожгут в ознаменование победы над врагом рода вампирского. Несчастный бродяжка без роду-племени отступал в памяти все дальше - она действительно сидела с ним слишком долго и сделала все, что могла. не век же возиться! не так уж и серьезно ему досталось, если посудить. Но простой ли он бродяжка? Что-то колыхалось в памяти, награждая странного вампира какими-то совершенно неадекватными для ситуации чувствами. Откуда такая нежность и желание защищать?.. но сейчас не до него. Она наконец-то увидится с семьей, чего не было .... а почему, собственно не было? Внутри крутилась какая-то тревожная темнота, но вампиресса никак не могла понять, что же ее так беспокоит.
Какая-то подвыпившая компания налетела на них с площади, втянула в себя, закружила в веселом водовороте скабрезных и не очень песенок, танцев прямо на улице, распития спиртного и кровяного, полетов с крылатыми, фейерверков, бешеного безудержного праздника народа, почувствовавшего облегчение от того, что постоянная угроза выживания, наконец, пропала. Дочь старейшины радовалась вместе со всемии заглядывалась на молодого крылатого, прикидывая - а сладко ли целует?...
- Ума!
- Что? - удивленно обернулась вампиресса, пытаясь понять, кто же ее звал.
- Ничего, - не меньше ее удивился Сайрин. - Я что, что-то сказал и не заметил?
- Ума, не оставляй меня!
Вампиресса замерла, прислушиваясь к себе. Внутри бушевала тревога. Звон праздника разлетелся как разбитое булыжником стекло, звуки веселья теперь мало чем отличались для нее от грохота боя, но почему так произошло девушка не могла понять. Что-то внутри рвалось на поверхность. Но надетая на него черная вуаль - или саванн? - не давали разглядеть.
- Кажется ... мой подопечный очнулся, - неуверенно сказала Ума. - Я гляну что с ним, и если ничего серьезного - вернусь.
Девушка дернулась по направлению к дому, хотя улицы смешивались в памяти в одно неясное яркое пятно. Неужели она столько выпила?
Выпила не выпила, а найти дом никак не получалось. Его словно не было, ди а как могла появиться старая развалюшка на ухоженных улицах, не знавших осады и боевых стычек?
- Ты забыла меня, Ума. Я исчезну... Я тебе не нужен...
- Нытик точно не нужен, - прорычала в ответ вампиресса, сражаясь с лабиринтом улиц. Нужно выбраться отсюда. В нижнем квартале были дома, похожие на тот, который ей нужен. А где же тут нижний квартал, был ли он тут вообще? - Где ты?
- Там, где наш Меридиан.
Ума замерла на полушаге. И обернулась. Город праздновал. И город был счастлив. И она могла бы ... Вернуться в старый Меридиан? К разрушению, боли, к собственной смерти? В то время как здесь она могла бы жить.
- А ... ты точно исчезнешь? - неуверенно спросила вампиресса.
- Я уже исчезаю Здесь меня никогда не было. Прощай, моя Ума...
Голос затих.
- Придурок! - зло бросила ему в догонку девушка и всеми силами постаралась вернуть себя в тот, старый и опасный Меридиан, который выпал ей вместо этого, наполненного радостью и жизнью города.
Поддаваясь очень медленно и неохотно, реальность вокруг начала меняться, обретая прежнюю опасную мрачность охваченного войной и резней города. И даже проявилась старая знакомая улица...
Ума бегом направилась к дому, где должен был находиться Каин. он там и находился... умудрившийся добраться до двери, но уже не способный встать и оставшийся лежать там, где его застало растворение. Почти прозрачный. В прямом смысле. Со столбика кровати сверкал глазами черный дракон.
- Каин! - девушка не присела, она свалилась около вампира. - Вот только умирать не надо, я ушла из счастливого Меридиана отнюдь не для того, чтобы побывать на твоих похоронах!
- Докажи... - чуть шевельнулся этот призрак.
- А тебе мало того, что я тут? - Уме хотелось одновременно и порвать вампира на мелкие кусочки и обнять его так крепко, чтобы он и высвободиться не мог. И потому сидела рядом, не рискуя к нему прикоснуться. Вдруг первое желание перевесит?
Вампир вздохнул и затих, став почти невидимым. даже на гнев сил у него уже не было.
- Ну и чего ты ждешь? - поинтересовался со своего насеста дракон.
Девушка зло зыркнула на дракона, протянула чуть подрагивающие руки к Каину и попыталась наполнить его жизнью. Неужели он и сам не понимает, как он ей нужен? Вампир задрожал всем телом и потянулся ей навстречу, стараясь прозрачной рукой дотянуться до нежной щеки. Ума наклонилась навстречу, чтобы призраку пришлось тратить меньше драгоценных сил. Прикосновение было почти невесомым, почти неощутимым, как воздух, но все-таки еще можно было ощутить остроту когтей или льдистый холод руки.
-Держи крепко, - прошелестел сползший со своего места дракон. - От этого зависит, справишься ты в будущем или нет.
Но вампиресса не слышала его. Все, что ей хотелось, это удержать и вернуть Каина. От которого, как обычно, одни только проблемы и переживания. Но так ведь даже интересней, разве нет?
Как известно, любые желания имеют свойство сбываться. Особенно искренние. И поэтому тело вампира постепенно наливалось плотностью и тяжестью, становясь привычно осязаемым, живым, теплым... теплым?..

В комнате царил полумрак, кристалл был прикрыт. Вкусно пахло травами и деревом. Явно замерзший мужчина забился на их общей постели в самый угол, к стене и, вроде бы, спал, безропотно расставшись с одеялом, которое девушка во сне нагло целиком забрала себе. И первое желание этой девушки по пробужению было как следует искусать вампира. Она придвинулась к нему вплотную, с увлечением рассматривая ниточки под кожей - каждый вампир прекрасно знал, где находятся самые вкусные места. Набросила на жертву одеяло, хитро улыбаясь и... и внаглую втиснулась к нему в объятья. Никакое одеяло не согреет так, как живое существо. Да и разве он виноват, что ей кошмары снились. Хотя желание вцепиться зубами в уши Каину остались. Но девушка решила оставить его на какой-нибудь ... более подходящий момент, с удовольствием уткнувшись носом в грудь вампиру.
Тот, не просыпаясь, стиснул руки крепче, прижимая девушку к себе и зарылся носом ей в волосы, тихо урча горлом.
- Молодец, - прозвучал в ее голове голос Хранителя Смерти. - ты справилась с испытанием. Следующее будет намного страшнее.
- Встречу - загрызу, - сонно пообещала Хранителю девушка.
- Не сомневаюсь, - хихикнул Рейнард Дрейпада напоследок.
Ума вновь уснула, но на этот раз если ей что-то и снилось, то приятное и мимолетное, не оставившее в памяти следа.

@темы: Хэйва

20:36 

Ночь с 20го на 21е, гвардейское крыло дворца

Тари Кальпани
Vae Victus!
Уме снился сон.
Над мертвым городом раскинула крылья ночь, звездная, но безлунная. Город, похожий на огромную, прекрасную с виду, но тухло пахнущую орхидею, был совершенно пуст. Хитросплетения трущобных улочек, пахнущие крысами и отбросами, сейчас напоминали брошенный муравейник, верхние роскошные районы - покрывало с дорогой вышивкой, которым прикрыли разлагающийся труп. Только ветер гнал по мостовым обрывки газет, да перемигивались фонари, покачиваясь на столбах.
Меридиан умер.
Ума брела по крышам, рассматривая опустошенный город. Его облик ничуть не смущал вампирессу. Казалось, так выглядит ее внутренний мир. Или должен был бы выглядеть после смерти. Пустота успокаивала. Разрушение прятало все изъяны. Очередное ребро покатой кровли, запах смрада. Происходящее ничуть ее не удивляло. Одного она опасалась - что забудется и будет бродить здесь вечность, не помня ни прошлое, ни будущее. Поскрипывая, равномерно покачивался фонарь, вторя ее мыслям.
И вдруг мертвую тишь Меридиана разорвал свист крыл, шорох, шелест - и на крышу рядом с женщиной, соткавшись из ночного мрака и отблесков фонарей со скрежетом когтей по черепице ступил небольшой черный дракон. Тонкий и изящный, как клинок и хлыст. Дракон взмахнул шелковыми черными полотнищами крыльев пару раз, сохраняя равновесие, потом сложил их на костистой гребнистой спине. Был он по драконьим меркам невелик - всего лишь размером с собаку.
Отпрыгнувшая к водостокам девушка пригнулась, готовая в любой момент или рвануть вперед, или сигануть вниз.
- Не стоит, - ответил на ее намерения черный дракон голосом Рейнарда Дрейпада. - Не очень хорошее решение.
- Решение чего? - невозмутимо поинтересовалась вампиресса, еще сильнее напрягая мышцы.
- Ты же хочешь спрыгнуть отсюда, - длинный гибкий хвост рассек воздух над крышей и выбил пару чешуек черепицы.
Девушка хитро улыбнулась, делая вид, что думала совершенно не об этом. Рейнард, который желал Каину веселой и короткой жизни, не внушал вампирессе доверия. Глаза смотрели будто мимо черной зверюги, чтобы не пропустить чего-нибудь, что могло измениться вокруг. Но город оставался так же безмолвен и пуст. И теперь безжизненная тишина и скрипы казались зловещими, хотя ничуть не изменили тональности.
- Забавно, - фыркнул дракон. - Терпеть его не могу. Но придет время - и стану служить ему с неменьшей преданностью, чем теперь отцу. Забавно... Иронично.
Скрипучая тишина вдруг постпенно начала сменяться далеким нарастающим гулом, доносящимся с северозапада. Вампиресса встрепенулась, приподнявшись над крышей и вслушиваясь в неожиданный тревожный звук. Дракон, похоже, и вовсе не с ней разговаривал.
А гул нарастал, и вскоре уже можно было различить звуки яростного боя: - лязг железа, вой, рыки, треск ломаемой брони и костей, грохот, звон, топот, крики. Небо осветилось заревом далекого пожара. Хвост дракона ритмично ходил туда-сюда.
- Что происходит? - спросила девушка у черного зверя.
- А ты не помнишь? - повернулась в ней узкая черная морда с подрагивающими хлыстиками длинных усов. - Как пытался твой император отбить этот город в самый первый раз.
Ума фыркнула.
- И что, мне теперь каждый раз по 200 лет подле него куковать?
- Это зависит от тебя. Но, можно подумать, тебе это не нравилось.
- Что интересного сидеть возле коматозного полутрупа и следить, чтоб он тебя ненароком когтями не разодрал в порыве очередного кошмара? - ответила вампиресса, повернув голову в направлении боя. - Порой мне кажется, что лучше бы он так и не проснулся.
- Лучше, хуже... не нам судить. Он Ось Колонн. Так было, есть и будет. Ты так и будешь тут сидеть? - дракон расправил крылья, собираясь взлететь. - Ведь повторное превращение в вампира во многом будет от тебя зависеть, это я как Хранитель Смерти тебе говорю.
- В прошлый раз бой прошел без меня. Неужели ты как Хранитель Смерти считаешь, что я могу изменить исход сражения в лучшую сторону?
- Это твоя душа, не моя. Тебе лучше знать. Достаточно ли она сильна, чтобы в один прекрасный день отправиться на Тот берег следом за одной-единственной душой и привести ее назад?
- В таком случае ему лучше не рисковать своей душой, полагаясь на мою, - девушка следила за драконом, незаметно для себя расслабив мышцы.
Бой становился все яростнее, в его какофонию вплелась низкая гудящая алчная нота, слышимая даже отсюда.
- Мне в любом случае придется убить его, когда Владыка затеет выпустить вампира на волю. А умершие сами не возвращаются, если их не позвать, и слушают при этом далеко не всех. Стойкость духа - вот ключ.
Дракон взмахнул крыльями и прянул в небо, как не было его. Звуки боя нарастали. Пожар приближался.
Не теряя времени Ума стремительно сорвалась с места и побежала навстречу звукам, встревоженная словами странного гостя. Прыжки через крыши давались легко. Ведь здесь она была той, кем себя и воспринимала - вампиром.
А вот и стены...
Вампиры накатывались на стальной заслон тяжелых рыцарей, как яростно рокочущая рыком приливная волна, и откатывались назад, оставляя за собой десятки человеческих и своих тел. Они дрались - дрались, теряя кровь и конечности и даже умирая, успевали забрать с собой по нескольку врагов. Но неизменно среди них оказывался один-единственный безумец, вышедший в бой без брони, обнаженным по пояс. На белой коже цвели алые разводы и полосы, белые волосы успели слипнуться от крови, но черный фламберг в его руках все так же летал с алчной дикой песней. Вампир упивался танцем со смертью и кажется даже смеялся.
- Псих, - выдохнула замершая на стене вампиресса, не зная точно, Каину ли предназначалось это обращение, или улетевшему дракону.
Внезапно белоголового просто унесло, когда его клинок столенулся с мечом высокой, с ног до головы закованной в сталь пеешй фигуры. Она появилась внезапно, и с ее появлением вампиры стали катастрофически проигрывать, погибая так легко и быстро, словно были людьми. разъяренный Каин с перекошенным от злости лицом и полыхающими диким золотом глазами снова скрестил фламберг с мечом противника.
Высоко в небе, очерченная кровавыми отблесками факелов, мелькнула драконья тень.
"У тебя только один шанс!".
- На что?! - крикнула растерянная девушка, сидя на краю стены.
"Сделать правильный выбор!"
Фламберг визжал, его хозяин хрипел и задыхался, отбивая удары, ушел в глухую защиту, но ярости в нем не убавилось, несмотря на заведомо проигрышную ситуацию. Очередной удар хорошенько познакомил его спину с бревном осадной машины. Воодушевленные защитники города теснили нападающих прочь.
Вампиресса с ужасом искала хоть что-нибудь, что могло бы помочь. Под пальцы попалась довольно крупная щебенка, выбитая из стены. Надеясь хоть как-нибудь отвечь противника Каина, Ума схватила крупный булыжник и запустила им в почти неподвижную спину Лорда Серафана, увлеченного теснением вампира. Второй камень тут же полетел в голову.
Бомммм! Звук получился неожиданно звонким, и предводитель рыцарства отвлекся на полсекунды. Вампиру хватило, чтобы перейти в наступление с торжествующим ревом., подножкой подсечь противнику ноги, выбить меч из рук и со всего размаха всадить лезвие фламберга в щель между нагрудником и шлемом..
Люди пораженно откатились назад, разом теряя немаленькую часть своего боевого духа. Нападающие ринулись в атаку. А со стороны вампиров вылетело короткое копье и вошло беспечному Каину аккурат под лопатку, показав из груди наконечник. Вампиресса ошалело смотрела происходящее. Таки ошиблась?
Не совсем. Но удивление сменилось откровенным шоком. Из плотной массы атакующих как-то неторопливо вышел... ее отец, вооруженный вторым копьем, точной копией первого. и воздвигся над исходящим кровью вампиром, словно раздумывая, стоит наносить еще один удар, или это само сдохнет?.. Глаза с вертикальными змеиными зрачками при этом мало что выражали. Ума запустила еще одним камнем. Раз уж решила защищать, так зачем останавливаться? Сердце рвало на части, ветер странно холодил щеки. Старый вампир поднял взгляд и посмотрел прямо на нее.
- Ума, дочь, что ты здесь делаешь? - прозвучало в голове. - Я же велел тебе оставаться дома. Слезай оттуда немедленно!
Каин беззвучно скалился и скреб когтями смешанную с кровью землю.
- Не трогай его, загрызу, - злобно ответила вампиресса отцу.
- Это что еще за тон, дочь? Что за выходки?
Ума прыгнула вперед, преодолевая расстояние до земли и осторожно приблизилась, глядя отцу прямо в глаза. Поравнявшись с Каином она демонстративно села около беловолосого вампира, оторвав взгляд от Ворадора и с тревогой смотря на раненного, боясь прикоснуться. Теперь кожу на щеках еще и немного тянуло. Если отец сейчас решит ее убить, его дело.
- Ума, отойди. Нам больше не нужен этот опасный психопат. Он свое дело сделал.
- Ума... - выплюнул ком черной крови белоголовый, безобразно скалясь. - вытащи.... его...
- Не трогай его, - уже спокойней повторила вампиресса, подняв глаза на Ворадора. - Он еще нужен миру.
- Мальчишка, желающий только власти? Сомневаюсь. Ему плевать на нас, Ума. Помяни мое слово, он пустит нас в расход, как только потребуется! - Ворадор рубанул копьем воздух. Они давно остались втроем на клочке земли, бой сместился дальше в сторону города.
- Не сомневаюсь, но... - Ума умолкла и на мгновение закрыла глаза, чтобы перевести дух. - Мир, конечно, редкостный извращенец, поставив на существо с ТАКИМ характером. Но вот только еще больше ему гадить не надо.
- Да вытащи же... - просипел выгнувшийся в судороге Каин. - Жжется ведь...
- Ума, не вздумай! Я ведь о тебе беспокоюсь, дурочка, - Ворадор с тревогой посмотрел на вампирессу. - ты же первая пострадаешь, если свяжешься с ним!
- Уже пострадала, и не раз, - ответила девушка, схватившись за острие и рванув его на себя, упираясь в грудь вампиру ногой. Получилось грубо, но на бОльшие нежности вампирессу не хватило. Избавляться от освободившегося оружия она не спешила. Из открывшейся раны хлынула кровь, глаза вампира остекленели и закатились, тело осталось лежать в неестественной позе.
- Ума, подумай на что ты себя обрекаешь! - отеческие нотки стали явственнее в голосе старого вампира.
- На смерть, - просто ответила дочь Ворадора, укладывая беспамятного вампира на спину. Таки опять кома? А не сделала ли она в этот раз хуже, чем уже однажды пережила? Она подняла глаза на отца. - Ну жалко тебе что ли? Пусть живет.
- Бешеная лисица, - фыркнул Ворадор, щуря змеиные глаза, - перезаразит всех.
- Первым угробится, - заверила его девушка.
- А вместе с ним и ты! - старейшина потихоньку начал выходить из себя. - Я для тебя не такой судьбы желал.
- И? - с вызовом бросила вампиресса, положила руку на плечо беспамятного вампира и переместила их обоих. Как она надеялась, в спальню княжьего дворца.
- Ты больше не моя дочь! - полетело ей вслед гневное проклятие старейшины Ворадора....

@темы: Хэйва

20:35 

Тари Кальпани
Vae Victus!
- Ну и чего вы там к полу присохли? - поднял он глаза на изваяниями застывшую парочку. - Можно подумать, чердаков никогда не видели.
Ума не удержалась и тихо хихикнула.
- Ну, чего застыли, не съем, - Великий нетерпеливо поманил их когтем левой лапы, правой продолжая не глядя перебирать растения. - Или из-за пожара вся гвардия решила, что я страшен в гневе, как хильден с грыжей?
Речь его разительнейше отличалась от той, что звучала в тронном чертоге. Казалось, его разбирало веселье. Каин, недолго думая, прошел в круг света и уселся напротив временного повелителя. Вампиресса держалась чуть позади, хотя и с любопытством смотрела на химера.
- да иди сюда, - кивнул ей тот. - А то без пирога останешься.
Девушка подошла, но все равно старалась не приближаться ближе вампира,и в итоге устроилась у того почти за спиной.
- Каин, они у вас там что, все такие пугливые? - чайник в это время закипел, и Кайнар совсем не по-повелительски поднялся, дабы лично подцепить его с гня и разлить кипяток по чашкам.
- да нет, вообще-то. она и руку откусить может... - про палец вампир договаривать не стал
Ума в ответ лучезарно улыбнулась сородичу, будто бы ненароком продемонстрировав орудие ампутации указанной конечности, а через секунду опять напустила на себя туман скромности и смущенности.
- Ума, ты чего? - незаметно пихнул тот ее локтем в бок.
Та удивленно подняла на него глаза, "не понимая" о чем тот вопрошает. Химер наблюдал за ними с усмешкой, достойной знаменитого кота из одной нездешней сказки. Подчиняясь мановению когтя, к девушке подплыли чашка с чаем и кусок пирога. Вроде яблочного.
Вампиресса сначала чуть отпрянула, но потом взяла угощение, коротко поблагодарив хозяина дома, не поднимая глаз. Полученные вкусности она устроила у себя на коленях, поддерживая их руками, чтобы не упали.
- А ты почему на чердаке сидишь, Кайнар-эрхе? - поинтересовался вампир, не притрагиваясь к сладкому - памятовал о б инциденте на "Язвительном"
- А чтоб не нашли. Сил нет уже, вот уеду к хильденовой бабке в лес, будете знать. Я ж не ты, чтоб от зари до зари императорствовать. Сгорелец этот, будь он неладен... Вот ты представь, это был один псих. А если целый корабль таких пожалует?
Девушка втянула носом аромат чая, наслаждаясь и удивляясь разнообразию и удивительно гармоничному сочетанию в чашке. И будто бы особо и не прислушивалась к беседе, увлеченная запахом напитка.
- Не пожалуют, не найдут они нас. Я же координат звезды не называл.
- ты их и не знал, ваше безграмотное счастье. Оставлю тебя человеком в наказание....
- эрхе!
- Оставить? - обратился химер к вампирессе. - Авось поумнеет...
С вампира просто напросто сбивали спесь.
Та удивленно подняла глаза, будто только сейчас осознала о присутствии здесь кого-то кроме чашки чая.
- А? Да-да, конечно оставить, очень вкусно, - растеряно улыбнулась девушка, хотя глаза смеялись во всю.
- УМА!!! - возмущенно взвился вампир. - Замуж не возьму!
Великий князь с трудом сдерживал смех, однако за Каином наблюдал очень пристально. Вампиресса же смотрела на сородича более чем удивленно, будто впервые слышала о чем-либо подобном. А тот как-то внезапно накренился, заваливаясь на бок и если бы его не поймал мгновенно очутившийся подле химер, рухнул бы на пол вместе с чашкой.. Глаза закатились а дыхание выровнялось... Ума изрядно перепугалась, помогая химеру укладывать отключившегося вампира. Чай разлился по полу.
- Отлично, - констатировал Владыка. - не переживай, снотворное. - Девушка недоверчиво смотрела на хозяина дома.
- По-твоему он подпустил бы к своим кусалам в твердом уме? ни один хищник такой глупости не совершит. Приходится импровизировать...
- По-моему стоило проявить к нему больше доверия, владыка, - в тон химеру, но тише ответила вампиресса, не поднимая взгляда от спящего Каина и неосознанно гладя его по лысой макушке. - Он конечно своевольный, но все-таки взрослый давно сформировавший привычки вампир. А если с ним обращаться как с несмышленышем, который еще и разговаривать не умеет, то ему может и не хватить выдержки не выдать в ответ как раз этого самого бессознательного малыша. Если бы его предупредили, не думаю чтобы он особо упирался возвращению себе клыков.
- Может быть да... - задумчиво протянул химер, потирая руки. - А может, и нет... По нашим меркам восемьсот лет - не возраст. Совсем не возраст... Практика "Язвительного" показала, что он как раз и есть тот самый несмышленыш, абсолютно не умеющий выживать в незнакомых условиях. Низкая адаптируемость и негибкость - плохая черта для правителя. Для Хранителя - тем более. Учитывая положение дел в вашем времени - это попросту гибельные качества. До сих пор ему везло, все свое он брал нахрапом. Но везение однажды попросту кончится - и ему снесут буйну головушку.
Голос Князя снова сменил тональность, став тихим, спокойным, размеренным, ритмично изливающимся и заполняющим собой все пространство. Вампирша ничего не ответила, но доверия в ее глазах отнюдь не прибавилось.
- Смотрю я на вас... придержи-ка голову... и понимаю, что мой род рано или поздно вымрет, - трехпалые лапы втянули когти и кончики чутких пальцев начали методично исследовать обе челюсти вампира, то замирая в каких-то точках, то пробегаясь. - От нас, кошек, не останется ничего. Ни воспоминания, ни строчки летописи, ни даже руин. Согласись, мало приятного в таком знании. Это означает, что все, чего мы добивемся и что создаем - никому не нужная трата времени.
Руки внезапно напряглись, словно потянули что-то невидимое - так оно по сути и было. Сеть тончайшх нитей энергии оплетала обе челюсти, необходимые вещества вытягивались прямиком из костей и выстраивали новые три пары клыков. Спящий дернулся.
- Держи, говорю!.. Исчезнет все, кроме капли нашей крови вот в этом обормоте. так что я семь шкур с него спущу - но он станет таким, каким должен стать.
Ума следила за манипуляциями и словами так восхваляемого Каином учителя. И видела в нем самого хвалителя. Только намного-намного хуже. А еще, что не могло не сказаться на ее суждениях, он был ей чужой. Как Каин когда-то. И, памятуя на результат своего недоверия, вампиресса решила просто вообще не судить странного чужака. И молиться, чтобы ей не пришлось решать вопрос о доверии. Ей за глаза хватало и одного упрямца, которого она сейчас держала, чтобы князь восстановил ему зубы. Но на деле ей хотелось схватить новоявленного жениха и утащить куда подальше от сборища странных существ, смевших ими распоряжаться, будто собственными вещами. Только выраженное совершенно не свойственное по ее памяти вампиру смирение удерживало ее на месте и позволяло не вмешиваться в то, что Кайнар желал над ее сородичем вытворять, какими бы целями тот не руководствовался.
- Как видишь, я с тобой предельно честен, - словно бы угадал ее мысли химер. - Тебе вовсе не обязательно любить меня и даже доверять. Будь я простым смертным, как люди говорят, возможно, все и ограничилось бы личной симпатией. Но на простые личные симпатии я давно уже не имею права... чтоб руки отсохли у того, кто напильником орудовал... расстреляй вас Клещин - и Колесо сбилось бы с хода непоправимо. Это как бросок мелкого камешка в реку и круги по воде. Возможно, вам некуда было бы возвращаться.Я уже молчу про то, что вампиры лишились бы единственного возможного своего правителя.
Он говорил чуть замедленно и отстраненно, явно больше сосредоточенный на том, что проделывали его руки
- Значит вы берете под крыло и воспитание всех своих потомков, которые и знать о вас не знают, но ведут себя глупо и самонадеяно? - поинтересовалась девушка. - Сложно отвечать за бесконечное будущее, или вас тоже ваш предшественник в свое время воспитывал? Простите мое невежество, просто с подобным я никогда прежде не сталкивалась. К тому же, - она осторожно посмотрела на вампира, но тот продолжал спать. Вроде бы, - если я правильно поняла, на "Язвительном" мы оказались не случайно и с некоторой помощью. Так в чем был резон рисковать шеей единственного правителя? Или его жизнь в данном случае оказалась не так абсолютно важна, как слышится из ваших слов?
- Скажем так - я всего лишь вмешался, подкорректировав махинации главы вашего обожаемого Ордена священной женской одежды. - химер чуть раздвинул вампиру бледные губы, оглядывая результат своей работы - три пары крепких длинных клыков, надежно сомкнутых "замком", - Следить на таком расстоянии практически невозможно, просто сработало наложенное мной на всякий случай охранное заклятие. Если бы не оно, Каина скорее всего, развеяло бы в пыль, вернее, душу его.
Он с легкостью взвалил безвольное тело на плечо и перенес в угол, сгрузив тушку на лежанку. - Тяжелый, боров... Что до потомков... Я не слежу, конечно, этак никакого сердца не хватит. Но я ответственен за них. Как если бы... Знаешь, меня воспитывал старый маг из Крылатых... так вот он в свое время отдал меня под нож химеролога - во имя все того же высшего блага. Химеролог создал то, что ты видишь - и все для того, чтобы у Колонн был достаточно сильный симбиот.
Химер вернулся на свое место и пригубил остывший чай, с уоацаньем перебирая кружку в когтях. свет лампы мерцал в чуть усталых золотых глазах. - Для совершенно того же высшего блага твоего жениха убили и превратили в вампира. Что примечательно - нас никто не спрашивал ни разу.
- И вы оба решили продолжать заложенную традицию? - девушка осталась сидеть на том же месте и внимательно смотрела на предка своего убийцы.
- В вашем времени Колонны рухнули, Ума, а их верное назначение утрачено.. Это неизбежно привело бы к полному растворению мира. К полному исчезновению вообще всего. Это сложно принять, как серьезную угрозу, знаю. Особенно молодой девушке. Здесь нет понятий "не хочу", "не могу", "не буду", "свобода выбора", здесь можно делать только то, что должно, - он скривился, как от съеденной целиком половинки лимона. - Шаг влево, шаг вправо приравнивается к побегу, прыжок на месте - попытка взлететь... разница лишь в том, что я шел по готовой тропке, проложенной для меня и до меня, а у Каина возможности такой не было. Так что я всего лишь помогаю как могу. Проживете с мое - тоже обрастете толстой шкурой цинизма. - усмешка, - и даже, полагаю, в большей степени.
А пальцы все так же размеренно перебтрали сухие травы, разделяя листики со стебельками, цветками, корнями. Совершенно непонятно было, каким образом Кайнар распределяет ингредиенты по кучкам, даже не глядя на них. Воцарилась тишина. Слышался только звук дыханий. Девушка оглянулась на спящего вампира. Мысли плыли очень глубоко, даже ею самой плохо угадываясь.
- И все-таки я-то тут при чем? - спросила вампиресса после некоторого молчания. - Мир уже однажды допустил, чтобы меня не стало, и сомневаюсь, что выгнулся бы настолько, чтобы меня вернуть. Проще было бы просто спасти на месте. Значит ценности моей для благополучия нашего времени нет, так почему же этот самый мир не дал мне исчезнуть как и положено мертвецу? Да и вообще ... как?
- Этот чудик в момент твоей смерти, похоже, принял в себя твою душу, А попытка его уничтожить вызвала... реакцию или что-то в этом роде... высвободившейся энергии хватило на создание приличного тела. Извини, проще пояснить не могу... И потом, за каждым великим мужчинойй стоит женщина, я даже не буду отрицать эту истину, - он улыбнулся так, как улыбается только существо давно, долго и искренне любящее. - Хотел бы я посмотреть на того, кто посмеет посягнуть на мою жену. И на того, кто посмеет посягнуть на тебя
Вампиресса хихикнула и снова стрельнула взглядом в сторону лежанки.
- Ну ... вам виднее, государь, - ответила она с лукавой улыбкой.
- да вот это как раз вам виднее, что друг с другом делать, - подмигнул ей химер. - Венчание я, так и быть, обеспечу.
...Тут от порога влетел зверек. Странная смесь куницы, ласки, белки и соболя, с переливчатой, меняющей окрас шерсткой и радужными глазами промчалась через весь чердак, встала перед химером на задние лапки, смешно уперев передние в бока, и заорала так пронзительно, что князь невольно поджал уши
- И вовсе незачем посылать Лив, сердце мое, уже иду, - несколько сварливо отозвался Кайнар и встал: - От снотворного он отойдет к утру. Здесь останетесь, или слуг кликнуть?
Ума растеряно оглянулась, и таки согласилась на помощь слуг. А то ведь заглянет кто ненароком и примет за воров. Оправдывайся потом.
Государь тихонько свистнул и откуда-то из углов, как по команде, выросли две тени, с ног до головы закутанные в белые мантии. Двигаясь споро, но как-то деревянно при этом, они подняли на руки спящего и двинулись к выходу. Князь раскланялся с Умой и исчез за поворотом главной лестницы, а слуги двинулись более темными и безлюдными коридорами и потайными переходами, пока не вышли к гвардейскому крылу. Они довели девушку до отведенной вампирам комнаты, внесли и опустили на постель спящего, после чего... с поклоном растворились в воздухе. На столе все так же желтовато светился кристалл на подставке, за окном царила глубокая ночь.
Ума еще некоторое время смотрела на то место, где находились странные создания, но ничего подозрительного кроме самого исчезновения больше не произошло. Тогда она приблизилась к кровати, где безмятежно спал ее жених. На автомате положила ладонь на лоб вампиру, пальцы перебежали на шею, и девушка вздрогнула от непривычно частого пульса. Не сразу пришла память, что теперь они люди, сейчас же она действовала так же, как тогда, когда выхаживала его после боя с Лордом Сарафаном. Мысли крутились в голове, уводя от реальности. Вампиресса села на краешек кровати, глядя в совершенно невинное лицо Каина. Жених. И все стремятся как могут ускорить свадьбу, а то и вовсе сразу признать их мужем и женой, без всяких церемоний. Пальцы все так же лежали на шее, не плотно, слегка касаясь. Но показались когти. А ведь однажды он отнюдь не пощадил ее. И почему-то девушка ничуть не сомневалась, что подобная ситуация между ними еще не раз возникнет. Остановит ли он свои когти в следующий раз? Вампиресса нежно провела кончиками ногтей по коже, не оставляя даже красный полосок. Правда ли она настолько ему доверяет, чтобы принадлежать вампиру полностью? А так и будет, памятуя на его характер.
Она не хотела его убивать, нет. И в сознании проснулось былое чувство заботы. Когда он лежал так же беззащитно, и только от Умы зависело, насколько она облегчит его мучения, которые неизменно терзали израненое тело. И разорвет любого, кто покусится на спящего Каина. Да и не спящего тоже. Но достаточно ли этого чтобы стать его женой?
А ей было страшно. Ее, официально мертвую, швыряет по совершенно незнакомым мирам, и в каждом из них ее убийце достается так, что ей самой становится плохо. А он тянется к ней. Может это все-таки просто ее фантазия? Вдруг она тоже не умерла, а впала в кому и теперь видит бредовые сны, где мешается реальность и беспорядочная фантазия... а пусть бы и так, как бы она в таком случае желала поступить? .. Ума вновь сфокусировала взгляд на вампире. По крайней мере пытаться приблизить собственную свадьбу она стремиться не будет. А там разберутся.
Вампиресса раздела все так же беспробудно спящего Каина, приготовилась ко сну и не долго думая скользнула к вампиру под одеяло. Может официальное закрепление отношение и пугало девушку, но вот дрожать от холода из-за излишней скромности она точно не собиралась, и потому прижалась к мужчине, даже не заметив, когда успела уснуть. Может быть где-то снотворное попало и ей.

@темы: Хэйва

20:32 

Тари Кальпани
Vae Victus!
В дверь деликатно постучали.
Подрываться и стремительно одеваться у разомлевшей парочки не было ни сил, ни желания, поэтому дверь удостоили только вопросом... даже не "кто": "Зачем?"
- Райна. Вы на ужин опоздаете. Съедят все без вас и косточкой не поделятся.
- Ой, - тихо выдала вампиресса. Время пролетело совершенно незаметно.
- Мы сейчас! - повысил голос вампир. за дверью вроде бы, хихикнули. - Ладно, подожду.
Пришлось все-таки вставать и довольно быстро одеваться. и приводить себя в более-менее божеский вид. Хорошо, что в комнате нашлась вся необходимая мелочь вроде гребня или заколок. Ума периодически загадочно хихикала и кидала на Каина короткие взгляды
Когда парочка изволила выглянуть, химера вручила им два пухлых свертка, перевязанных бечевой.
- На первое время. В оружейную - завтра, после тренировки, а то я так посмотрю, вы все порастеряли, даже ножей нет.
- Хотя бы голова на месте, - парировала вампиресса, разглядывая сверток.
- Тоже верно, - повела крыльями химера. - ну, пошли, пошли, а то правда все съедят!
И она припустила по коридору. Вампирам пришлось поспевать за ней, забросив врученную одежду за дверь. Только когти цокали по деревянному полу.
В трапезной при виде новеньких за широкими столами поднялось невероятное оживление. Особенно старались химеры с трепещущими жабрами на шее, сыпля шуточками и зазывалками. Сидели все вперемежку, не разделяясь по Кланам, гул голосов лился рекой, вино, правда легкое и понемногу, тоже было здесь разрешено. Пахло травами, медом, мясом, выпечкой и еще десятком аппетитных ароматов.
- Располагайтесь, налетайте, - хлопнула Райна когтистой лапкой по скамье рядом с собой.
Расположились. Налетели. и чуть не пострадали от обжорства оба. хопрошо, их вовремя остановили... непредвиденные обстоятельства в виде визга стайки перепуганных горничных. Поднялся шум, гам, гвалт, и в результате выяснилось, что странный человек, которого нашли в обломках упавшей звезды, покончил с собой, устроив при этом пожар. заходит, мол, к нему девчушка с подносом, на котором ужин, а там.... батюшки-светы, дымища, огонь, кровь повсюду и мозги. Князю, разумеется, доложили. Рвет и мечет? Нет, мечет и рвет.
- Эй, новенькие! К государю, немедленно!. велено проводить.
Оборотень-гурхарион с меткой волка на правом запястье махнул лапой от двери, дескать, пошли.
Вампиры струхнули. Однако, пошли - а куда деваться?
Зато когда пришли, проплутав за проводником по лестницам и галереям на самый верх, под крышу, то увидели картину, от которой преизрядно опешили.
Им открылось нечто вроде чердака. Огромное помещение прямо под крышей главного терема, с массивными стропилами и балками, на которых висели связки трав, было завалено... всем чем угодно. даже можно сказать, на первый взгляд, хламом. Чего тут только не было, да еще в каких количествах!.. Вещицы, статуэтки, корзины, чем-то набитые и пустые, колбочки, бутылочки, камни, кости, карты, оружие, оружие, книги - все, что душе угодно. При этом освещен был только один угол, там стояло нечто вроде маленькой печки, на которой... закипал чайник. Рядом расположилось кресло, стол, пара скамей. В углу подальше сооружеено было даже нечто вроде лежака, заваленного шкурами и пледами. на столе красовалась полная каких-то травок корзина, подле нее - три чашки и блюдо с пирогом.
Среди всего этого уютно устроился сам Владыка. не глядя, травки перебирал и тихонько иурлыкал себе под нос.

@темы: Хэйва

20:31 

Тари Кальпани
Vae Victus!
Женщина взяла обоих вампиров за плечи и мягко подтолкнула к выходу
- Пошли, наше крыло покажу и комнату вам подыщем, - казалось, ее совершенно не волнует тот факт, что эти двое стали жертвой княжьей выволочки. И напоминать им о только что пережитом она не собиралась, и уж тем более, из-за этого относиться к новеньким предвзято. Ее не касалось, почему случилась головомойка, ее волновало то, что эти котята теперь находятся на ее попечительстве.
- Ужин через три часа, до него отдыхайте. Вы ведь, кажется, простужены? Общий сбор и распределение завтра на рассвете, после - тренировка. И молитесь, чтобы Коту не вздумалось размять лапы именно на вас завтра, - химера усмехнулась. - А то он может...
Каин ощутимо поежился. Вампиресса хотела что-то сказать, чихнула и передумала.
Комната, выделенная им, оказалась довольно большой и тоже светлой, хоть и не с южной стороны находилась. Освещал ее кристалл на подставке на столе, хотя, при желании можно было накрыть его колпачком и воспользоваться свечами, обретавшимися тут же. Обшитые теплым деревом стены, широкая и низкая постель, от которой исходил аромат луговых трав, несколько полок, шкаф, сундук, стол, два стула.
- Располагайтесь, - приглашающе повела рукой химера, - к ужину я за вами приду, и одежду потом подберем, - и она тактично прикрыла за собой дверь.
Вот тут Каин дал волю своему возмущению, со всей дури врезав кулаком по косяку.
- Да я его ... в ...мать, ...! Меня! в гвардию! да чтоб ему!...
Ума, не глядя на беснующегося вампира, подошла к кровати, скинула на нее верхнюю одежду, и почти так же бессильно села рядом. Даже через заложенный нос чувствовался чудесный аромат. А ноги не держали, сказывалась болезнь и перенесенное волнение. И хотя владыка не оказался настолько пугающим, как описывал Каин, накрутить себя она успела. Теперь же следовало неминуемое возмездие, беспощадно отбирающее последние силы. Вампиресса закашляла. Ее мелко трясло - в отместку за то, что она могла ровно стоять в тронном зале.
Наконец-то заметив ее состояние, вампир подошел и сел рядом, обнимая девушку за плечи.
- Испугалась что ли? Или устала? Что он успел тебе сказать?
- Устала, - ответила вампиресса и прижалась к соседу, закрыв глаза. - А ты разве не слышал, что он говорил в зале?
- Я не о том. По глазам заметно было, что он пользуется мыслеречью. Что-то он подозрительно добрый нынче...
- Добрый, потому что еще напляшемся с ним. Доказывал, что ты переживал из-за моего... отсутствия.
- а ты не веришь? - спросил вампир.
- Я не берусь судить о том, чего не знаю, - вампиресса откровенно наслаждалась теплом псевдомужа. - Но развлечется он от души. Уж не знаю, чем ты ему насолил, но я уже рада тому, что он меня не поставил главенствовать над тобой. Вот бы было лютое наказание и тебе, и мне.
- Упаси боги... - вздохнул вампир, зарываясь носом в густую черную гриву своей подруги. - он боится за безопасность Хэйвы. Боится, что Клещин, иже с ним, придут сюда. А я, дурак, упомянул клетку...
Вампиресса чихнула и обняла беловолосого, поглаживая того по спине, будто успокоиться нужно ему, а не ей.
- Советую тебе никогда не злить Рейнарда, того, что придушить меня хотел. и никогда не упоминать при Владыке о б опытах над людьми, химерологии и прочей вивисекции, - вампир скинул полушубок и устало рухнул на постель спиной вперед. - Сожрут оба.
Девушка не дала возможности грелки надолго ее покинуть, и устроилась рядом, положив руку и голову на вампирову грудь.
- Рискну предположить, это выведано опытным путем? - хихикнула вампиресса, швыркнув носом.
- Угу, - фыркнул вампир. - Противная история, долгая... - уф, как же раздражает эта... человечность!
Девушка снова издала тихий хитрый смешок и провела чуть выдвинутыми коготками по представшей на растерзание груди вампира. Правда ни одна ниточка не порвалась, но ощущение осталось.
- Вы характерами тоже похожи? - промурлыкала Ума, учуяв наконец неоджиданно прочистившимся носом не только аромат трав, из которых, видимо и состояла постель, но и запах лежащего рядом вампира. Голова приятно кружилась, и клонило в сон.
- Временами, - вампир ощутил, как по шкуре поползли мурашки. - он он не вампир. Поэтому не мыслит как вампир. И он не ищет власти, власть сама идет к нему. Есть разница.
- Наверное, если бы не шла, он поступил бы так же, как и ты, - задумчиво прошептала Ума, снова принявшись выводить закорючки на рубашке. - От вас, когда вы рядом, стойкое ощущение двойственности, аж голова болеть начинает. И при том совершенно разные существа. Ты ... об этом мне на корабле говорил? - она все еще не упускала возможности прослушки. Как корабельными безопастниками, так и новообретенным обществом кальпан.
- Да. Все просто. Он - это я. Вернее, я - это он, только родились мы в разных эпохах. он никогда не знал моих дилемм и выборов, зато мне не испытать на себе скальпель сумасшедшего ученого. он жрец и маг, а я о магии имею весьма смутное понятие
- Так та дочка, о которой он упоминал, могу действительно оказаться я? - вампиресса устроилась удобнее и закашляла. Но только кашель стал более влажный и менее болезненный. А пальчики уже пробрались под рубашку и нагло когтями касались беззащитной кожи.
- Вполне может быть... - задумчиво пробормотал вампир в ответ.
"Это не корабль, а до ужина три часа..." - его пальцы ответно забрались под одежду девушки, щекоча нежную кожу. Та издала смешок и наполовину распласталась на вампире, запрокинув голову на плечо, и тем самым уставилась прямо в глаза Каину, озорно шмыгнув носом.
- Ума, кончай инфекцию разводить, - кашлянул Каин, неторопливо расправляясь с пуговицами на рубашке и не менее нагло совлекая ее с плеч девушки.
- Я инфекцию не развожу, я ее завожу, - с легким рычанием в голосе в свою очередь раздевала девушка вампира. Их тела, постепенно разгорячаясь все больше и больше, неумолимо тянулись друг к другу. Мужчина хотел получить свою женщину целиком - от и до...вслед за рубашками полетели расшнурованные штаны. Каким-то чудом вампиры даже умудрились забраться под одеяло, чтобы случайно ошибшийся дверью кальпан не попал в неловкое положение. Вскоре под ним температура стремительно повысилась, являя миру непонятное копошение и весьма недвузначные звуки. И тут раздался визг, мат, и одно тело, что помельче, под одеялом явственно попыталось отползти от другого.
- Какого ж лешего?!.. -выругалась девушка, тяжело дыша и пытаясь удержаться на расстоянии от возбужденного наседающего сверху вампира.
- Это как понимать, Ума? - глядел тот на нее круглыми глазами. - Или хочешь сказать, та ночь в засаде на стреме мне приснилась?!
- Вот и мне интересно, за что мне это? Я ж, благо, попрощалась с "детством" пару сотен лет назад и ни разу не заскучала, - она дышала все тяжелее, вампирессу непреодолимо влекло к Каину. Они находились уже за той гранью, из-за которой путь только вперед. Единственно что ненадолго притормозить. Она подняла на вампира измученные глаза. - А тут такой подарочек - непорочность.
Все неожиданно будто перевернулось с ног на голову, и близость, которая по ее замыслу должна была стать "одной из" превратилась в самую что ни есть первую. Воистину кто они такие, чтобы спорить с Колесом, Вещим и прочими не обделенными юмором личностями и не очень. Девушку пробила дрожь от желания и ... удивительно, страха, ведь предстояло довериться Каину куда больше, чем она предполагала сначала. Она убрала упирающуюся в грудь мужчине руку и осторожно поцеловала того в шею, как бы приглашая продолжить. Но внутри помимо жара закрался еще и тревожный холод. Такой же, как и в тот, предыдущий раз.
Вампир же на сей раз тотчас сделался осторожен и нежен - нетерпеливость в этом случае могла лишь повредить. и он сдерживал себя, хотя до безумия желал ее. Всю. Поэтому он целовал ее всю, с головы до ног, от шеи до кончиков пальцев, заодно шепча что-то на ушко... новообретенные усы щекотали кожу, и девушка непроизвольно хихикнула, инстинктивно подталкивая того к действию. Тело, не раз познавшее близость, само устраивалось так, чтобы Каину не оставалось места для сомнений. И в один прекрасный миг сомнения кончились совсем. Ума вскрикнула и обмякла, пальцы оставили на плечах и спине вампира короткие порезы - девушка не заметила, когда выпустила когти на всю длину. А еще ощутила странную привязанность к нависшему над ней мокрому от пота телу. И доверие. Хотя ее до сих пор чуть-чуть трясло. Человеческая природа вовсю строила свои нерушимые законы в сознании вампирессы, но та и сопротивляться не пыталась.
...Спустя полчаса, оба просто лежали подле друг друга, вернее, друг на друге и тихо урчали. Усатая физиономия вампира выглядела не просто довольной - счастливой. Ума полусвернулась на нем клубочком и пыталась понять свои ощущения, которые фонили самым неразборчивым фейрверком, который, впрочем, все равно сходился на Каине.
- Тебе хорошо со мной? - тихо промурлыкал он, гладя ее по спутавшимся волосам.
- А каково тебе оказаться моим первым мужчиной? - прошептала в ответ вампиресса. - Я такого оборота никак не ожидала. Но ни о чем не жалею. Потому что мне хорошо с тобой.
- А ты согласна быть навсегда со мной? - таким же шепотом спросил он.
Оба не заметили, когда и как прошла вдруг простуда.
- Ты не ответил, - улыбнулась девушка, переворачиваясь так, чтобы, лежа на Каине, смотреть ему прямо в глаза и пытаясь понять, хочет ли она то, что он ей только что предложил.
- Это очень пьянящее чувство, - сознался Каин. - Я успел соскучиться по нему.
- То есть то, что по велению неких сил оказалось так, что никто кроме тебя мною не обладал, не оставило в тебе никакого следа? - она склонилась ниже к вампиру. - Мне просто интересно сравнить ощущения.
- Такое не может не оставить следа в душе мужчины... это называется "судьба", Ума, - он чмокнул ее в носик. - Точно так же у меня не было иных женщин кроме тебя.
Девушка улыбнулась еще шире, с теплом глядя в глаза своего мужчины. Его слова укрепили принятое решение.
- Я согласна, - наконец произнесла Ума.
Ответ был скреплен поцелуем.Немного шальной пост

@темы: Хэйва

20:27 

Тари Кальпани
Vae Victus!
- Твоей болтливости это тоже касается, дитя, - донесся до нее голос Князя.
- Угу, - ответила вампиресса, опуская глаза на владыку. Если он вынесет решение о казни, до плахи они не дойдут. Шанса вырваться почти нет, но и позволять непонятному царю решать вопрос о ее собственной смерти и смерти Каина она не собиралась, какими бы виноватыми они ни были.
- Н-дааа... - покачал головой Владыка.
Прислонив фламберг к подлокотнику трона, он медленно прохаживался туда-сюда, то и дело поглядывая на полукровок и пряча улыбку. Весь его гнев при взгляде на Уму почему-то улетучивался.
- Дочка у меня была такой же как ты, пока замуж не вышла, - хмыкнул он.
- Мое искреннее сочувствие, - серьезно ответила вампиресса.
- Так вот, дитя, лично я бы твоего друга... кхм. Но поскольку здесь стоишь ты, то и решать вашу участь тоже будешь ты.
- Я домой хочу. С ним, - тут же отреагировала девушка, кивнув на Каина и улыбнулась. А чего он ждал?
- Вам нельзя. Вас убьют. Ваши же сородичи.
- Выходит, конец нашему вампирствованию? Что же тогда с его эволюцией? Все тот же год жизни?
Химер рассмеялся.
- Нет. Кто я такой, чтобы мешать Колесу совершить свой оборот и вернуть в мир Душу? Я не дам ему отбросить копыта, но и превратить вас обратно в вампиров будет крайне сложно. Я воскрешал из мертвых и отрубленные руки-ноги заново отращивал, но я не всесилен..
Каин молчал. Ума мало что понимала, но слушала с интересом. Главное собственные перспективы она слышала.
- Так значит мне не выбирать, что с нами делать, а только огласить то, что остается? - подняла она бровь, глядя на владыку.
- Лично тебе останется только заново прийти к твоему отцу с просьбой о покусательстве. С твоим мужем все обстоит гораздо паршивее - мутация скорее всего, пойдет наперекос. среди вас есть вампиры, способные ее проконтролировать?
Девушка посмотрела на Каина. Ему виднее кто из вампиров мог бы ему помочь. За 4 сотни лет многое могло поменяться.
- Нет, - мрачно буркнул тот.
В голове у девушки вдруг пронеслось что-то вроде "Опять привели боги с малолетним дитем няньчиться!" Вслух Владыка этого, понятное дело, не сказал.
- Скажи, дитя, - вдруг ухмыльнулся Великий Князь, глядя на Уму хитрым кошачьим глазом, - каким образом преподать урок вот этому обормоту, чтобы он осознал свои ошибки, мм?)
Вампир задохнулся от возмущения, аж дара речи лишился.
Ума хитро прищурила глаза, в предвкушении глядя на вампира, скрестила руки и улыбнулась, чуть приоткрыв клыки. Но ничего не говорила, будто бы действительно пребывая в задумчивости, что бы с ним сотворить этакого.
- Просто не мешать заниматься тем, что он делает. Правда довольно затратный способ. Но другого я не знаю, - вампирша снова смотрела на владыку, хотя хитрое выражение лица так и не исчезло.
- Не мешать?! - притворно округлил глаза тот, - да он мне полстраны разнесет!
Ума хихикнула.
- А вторую потеряет.
- Да я...
- Цыц! ты один раз Колонны снес уже, хватит!
- Давно и неправда!
- Благодаря МНЕ неправда. ЦЫЦ! Я тогда его потеряю в Хронопласте - не найдется. Значит так, твое место - в гвардии до поры. Корабельная дисциплина не по вкусу пришлась, химерьей отведаешь. И только рыкни мне!
Черный сабельный коготь многозначительно выполз из своего пазуха перед самым носом вампира. Девушка невольно сглотнула. Вампира пристроили на посылки. Как высвободится - отыграется, А высвободится он, скорее всего, уже у них дома. На ком отыграется и гадать нечего.
Минуты три Каин стоял столбом. Потом все-таки заставил себя поклониться:
- Как скажешь, княже.
Ума поинтересовалась:
- А что насчет меня?
- А это тебе решать, краса, - "Он мне все уши прожужжал о тебе, пока пребывал здесь, горем убивался, жить без тебя не хотел" - Зависит от того, что ты умеешь, и чего хочешь.
- Каин - гвардеец. Не хотелось бы такое пропустить, - с улыбкой выдала она, глядя на шокированного вампира, и тут же мысленно ответила "Как-то с трудом верится, но вам виднее". - Раньше я служила отцу в осажденном городе. До этого была жрицей, хотя больше это была не магическая, а административная должность. И не хотелось бы слишком далеко от Каина, а то ведь снова растеряемся.
- Не растеряетесь, обещаю, - кивнул Владыка. - "Должен признать. операция "Воскрешение" прошла удачно, хоть и со сбоем. Мужу твоему незачем знать, правда... Не выдашь?" - вампирессе почудилась улыбка
Тут уж настал черед Умы впадать в ступор. "Н-нет, - кое-как сформулировала она, - н-не выдам. Только он это .. не муж мне"
"Славно... Тоесть как - не муж??" - Райна!
"Вот так - не муж. Я что, больная за него замуж выходить?" И вампиресса непроизвольно зашлась приступом кашля.
"Ой-ей... Колесо плетет по желанию Вещего, девочка, ой, посмотрим..."
Из ряда охраны тут же шагнула вперед красивая черноволосая крылатая дрейпада.
- Слышала? Поступают в твое распоряжение. Устроишь, покажешь, расскажешь, познакомишь. Обижать не давай!
- Да, Влажыка, - клацнула когтями химера.
- А теперь кыш с глаз моих, послы с минуты на минуту будут
Кайнар снова воздвигся на престоле, принимая величественно-скучающую позу и примеряя на в общем-то улыбчивое с лукавинкой лицо маску отрешенной надменности.
Ума поклонилась на прощание и стала ждать, какие сигналы подаст провожатая.

@темы: Хэйва

20:26 

Тари Кальпани
Vae Victus!
Едва отряд пересек огромные ворота самой Крепости, как половина воинов отстала, сочтя охрану излишней - куда денутся гости в самом сердце города, родовом гнезде химер? Здесь не было места людям, разве что, в качестве слуг, гостей или просителей... Всюду сновали кальпаны, занятые своими делами. Огромные стражники-гайсем в ало-белых гвардейских плащах поверх поверх налатников прятали улыбки в усах, поглядывая на изрядно притихших гостей. в лапах воинов хищно поблескивали полным набором выпощенных из древковой части крючковатых лезвий копья-сердцеловы - страшное оружие, раны от которого почти не поддавались излечению. проще было убить того несчастного, которому досталось таким копьем. Сразу, чтоб не мучился.
Лошади замедлили ход, а потом и вовсе остановились, едва возница увидел всадника, преградившего им путь.
Неподвижно восседавший на вороном жеребце химер, с ног до головы затянутый в черное, прямо-таки источал властность. Черноволосый, желтоглазый, с лицом аристократичным и слегка надменным, он выглядел лет на сорок, короткая бородка и усы только усиливали впечатление зрелости. Плащом ему служили черные перепончатые крылья, словно бы присыпанные сверху золотой пыльцой, а оный предмет гардероба кровянистого цвета небрежно свисал с левого плеча, и в складках ткани можно было разглядеть вышитую белым шелком оскаленную драконью морду. Холод, похоже, вовсе не беспокоил его...
Всадник смотрел на гостей с хорошо скрываемой неприязнью, а пальцы правой трехпалой руки ласкали небрежно черное с позолотой древко странного трехлезвийного копья - два искривленных длинных наконечника, как полагается, находились в боевой части, а одно высовывалось из тупого конца оружия. Химер, похоже, не замечал, что вообще держит его в руках - ласкал и поглаживал машинально.
Полукровки замерли и насторожились, походя на натянутую тетиву лука, человек, похоже, остался безучастен.
Всадник спешился, под когтями босых ног смачно хрустнул утоптанный снег. он обошел впряженную в сани лошадь, не выпуская копья, похлопал ее по крупу, равнодушно оглядел человека с ног до головы, покуда не найдя в нем ничего привлекательного, и уставился на парочку пристальным, почти змеиным взглядом. В особенности на вампира.
- По-хорошему, - процедил он сквозь зубы, - мне бы следовало тебя придушить прямо сейчас.
- Мы оба знаем, что не посмеешь, - так же тихо прошипел в ответ Каин сорванным голосом. Взгляды скрестились чуть ли не со шпажным звоном, казалось, еще немного - и посыплются искры.
Ума, прижавшаяся как можно плотнее к сородичу и иногда косившаяся на экскорт тихо проговорила:
- Да нас и душить не нужно, сами едва не умерли ... раза этак три.
- Из-за тебя он снова едва не слег с инфарктом, мальчишка, - льдисто прошипел крылатый, но копье убрал. Взгляд холодных желтых глаз оценивающе скользнул по девушке, пробежался еще раз по человеку. - Этих двоих - сию секунду в тронный зал, пока у Владыки есть время. Человека - в гостевую, и на диету дня на три. Мало ли, какая зараза в нем сидит...
дальнейшее путешествие проходило пешком. Великокняжий дворец - убранное резным узорочьем чудо из камня и дерева - запросто мог поразить неподготовленное воображение. Белый искристый камень перемежался крепким золотистым деревом, внушительность построек легко сочеталась с хрупкой ажурностью. и буквально всюду царил живой древесный запах.
Освещались хоромы не лампами, не свечами, не факелами - кристаллами с мягким желтовато-белым светом. окна, широкие и довольно светлые, закрывала не слюда - стекло. не было узких коридорчиков и непонятных закопченных тупичков - светло и просторно жил здешний властитель.
Девушка держалась позади вампира и удивленно бросала взгляды на убранство дворца. Не раз ей приходилось бывать в домах зажиточных меридианцев и великолепных залах, но все они утопали во тьме ночи, разрушаемой лишь свечами, да и темнота ковров и камня не позволяли думать, что днем станет намного светлее. Здесь же свет, казалось, и ночью будет исходить от белого камня. А главное отличие - тепло. Не физическое, потому что виденные ею здания почти всегда хорошо протапливали. Тут же царило совершенно другое - душевная теплота. Даже человеком она ощущала это, и от этого контраста становилось не по себе. В дополнение к признанию Каина и гайсем непривычное убранство создало внутри огромный воздушный пузырь, который грозился вот-вот лопнуть вместе с ней. Но раз уж она шла за вампиром, выбора пока что не оставалось. Сейчас оставалось только наблюдать и не накручивать собственную тревогу.
Наконец полукровки очутились в каменном тронном чертоге...
Солнце сейчас заливало его почти целиком, его лучи чуть косо падали через крышу, поддерживаемую мощными дубовыми балками и колоннами. Всюду тот же белый камень, оттененный теплым деревом, но вместо кристаллов потрескивает жаркий огонь, напрочь разгоняющий зимний холод. Тут и там висят гербовые штандарты. на каждом полотнище - свой белый зверь. Дракон, медведь, паук, конь, филин, морской змей...
В центре зала в гордом одиночестве полыхал самый настоящий костер, разложенный в широкой каменной чаше, черной от времени и постоянно раскаляющего ее огня. От всего здесь веяло древностью так, словно это место не менялось с тех пор, как его владетель взошел на престол.
Эскорту и гостям пришлось обогнуть гудящее пламя, чтобы предстать перед тем, кто сидел в обьятиях каменных тигриных лап. Усталый, задумчивый, но вовсе не раздраженный
На его одежде почти не было шитья и украшений, разве что, кое-где поблескивал металл пряжек. Густейшая длинная белая грива свободно рассыпалась по плечам и спине, схваченная простым серебряным венцом о четырех зубцах. Правая трехпалая лапа покоилась на эфесе как всегда зловеще оскаленного Похитителя Душ - двуручного черного фламберга с гардой в виде клыкастого черепа - левой он подпер подбородок. И только слепой бы не узрел пусть отдаленного и очень слабого - но все же сходства сиятельного властителя и вампира, мгновенно преклонившего правое колено перед ним. Удивление заставило девушку замешкаться, прежде чем она последовала примеру товарища. Один Каин это серьезно, два - явный перебор.
Вначале их коснулся разум. Древний и, казалось, всесильный и всеведущий, отчего вампиресса слегка вздрогнула и только потом раскатился под сводами голос:
- Надо же, какая прыть образовалась. Раньше ты два часа пререкался, прежде, чем выказать хоть крупицу уважения. Что, от пребывания среди людей умишка прибавилось?
Ума ощутила желание зарычать, которые, помятуя о прикосновении, постаралась быстренько запихать куда-нибудь подальше. Каким бы подонком Каин не был в Меридиане, но его властность и царственность все равно невозможно было игнорировать. Другой вопрос что в то время ее семье это было не на пользу. Но теперь, когда с коленнопреклонным вампиром так говорили, она ощутила себя оскорбленной. За Каина.
- А я бы ему еще по шее дал...
- Рей! Хватит. Для начала он получил вполне достаточно.
Глаза вампира впервые полыхнули, и два взгляда снова высекли искры.
- А я бы посмотрел на тебя там, князь. Тебе не грозило бы ничего, кроме клетки и участи подопытной кошки!
Желание вампирессы заступиться за сородича расстаяло так же внезапно, как и появилось. Нет, эти двое определенно друг друга прекрасно знали, и у них свои, совершенно особенные отношения, в которых они сами разберутся. Теперь она с интересом наблюдала за перепалкой.
Черные когти резко клацнули по рукояти меча.
- Зубы показываешь спиленные, вампир? Я бы еще понял справедливость возмущения, если бы ты повел себя сообразно возрасту и опыту и сумел выкрутиться из дерьма. Вместо этого вытаскивать тебя и твою подругу пришлось мне
- Спасибо, - подала голос девушка, чтобы попытаться отвлечь внимание на себя.
- О тебе отдельный разговор, дитя, - ласковое ментальное касание ветерком прошлось по ее сознанию, - чуть позже.
Вместо успокоения вампиресса только сильнее занервничала. Она не верила в этакое доброе отношение за просто так. Особенно после того, как некоторое время проживешь бок о бок с Маркусом. А еще больше ей не нравилось, что отчитывают Каина, как пятилетнего птенца. Она бы на его месте наверняка повела б себя не лучше. Да и вообще она не любила, когда кому-то доставалось.
- Ты пытаешься занять мое место. Ты пытаешься стать мной. Пока даже с натяжкой не похоже.
- А что сделал бы ты? - Каин счел, что почтения довольно и встал, выпрямившись во весь рост.Ума тоже медленно поднялась, неодобрительно глядя на Каина.
На миг мелькнули клыки и тут же пропали.
- Прежде всего, я не трепался бы о кошках и военном прошлом столь усердно, особенно перед допросником. Неужели так трудно сложить два и два?
- Я всего лишь пытался изобразить правдоподобное прикрытие вампирам...
- Изобразил? Спецагент два и два сложил куда лучше тебя! И отнюдь не в вашу пользу! - химер хмыкнул и криво усмехнулся. - Языки бы вам обоим оторвать, а то длинные непомерно. Ты думаешь, какого хильден рыжего я угробил кучу времени и сил на проекцию этого злосчастного кота? Чтобы тебе, идиоту, в случае чего, помощь была, а вы одним-единственным разговором послали все тому же хильден под хвост!
Он не повышал голоса, но даже тихие и спокойные слова хлестали не хуже плетей. Ума не изволила даже покраснеть, просто рассматривала владыку. В данный момент обстановка боевая, распустить клубок собственных нервов можно будет и потом. На какой-нибудь случайно попавшейся стенке.
- А что слова? - спросил Каин, сохраняя такое же спокойствие с виду. на самом деле, оно было куда более ломким, нежели глубинное владычье.
- Припомни-ка, о чем вы там болтали, голубки, когда решили замаскироваться от подслушивания? - улыбнулся тот. И на сей раз улыбка его была ласковой до жути. Во все клыки. - Часа вашего разговора вполне хватит тамошним шифровальщикам, чтобы восстановить примерную структуру языка. Чтобы определить сектор пространства распространения диалекта. Чтобы по десятку косвенных признаков вычислить примерное расположение Хэйвы, в конце концов. А их временной поток синхронен в данном случае, не с твоим а с нашим. А теперь скажи мне... - химер встал, перехватывая меч, - каким образом мне тебя убить? Мгновенно или колесованием?
Напряглись стражники. Распахнул крылья Рей. Ума в наглую глазела на потолок. Красивый, резной.

@темы: Хэйва

20:22 

Путь в столицу

Тари Кальпани
Vae Victus!
Как и предсказывала Мелина, долго разлеживаться больным ретивый Дрейпада не дал. Едва только полукровки смогли сами не только доползать до отхожего места, но и выбираться на улицу (само собой разумеется, тепло одетые, сообразно суровым здешним морозам), как он велел собираться - мол, специально для них запустят Арку, чтобы с гор спуститься, а по ту сторону будет ждать эскорт до Крепости.
Одежду всем троим справили здешнюю, "нормальную", как выразилась хозяйка, добротную и теплую. Причем полукровки без всякого сожаления избавились от серой казенной корабельной униформы. Штаны, сапоги, рубашки, крепкие кожаные пояса, кафтаны и меховые полушубки с капюшонами пришлись им вполне по нраву. А вот пришелец, худо-бедно осиливший самостоятельное передвижение, остался при своем.
Арка стояла на большой огороженной площадке посреди поселка - изящное полукруглое сооружение из черного блестящего камня, с украшением в виде позолоченных крылышек наверху. С двух сторон возвышальсь два небольших резных столбика, правый - с опалово пульсирующей сферой, левый - с полированным золотым диском. В проеме Арки, мягко и приятно гудевшей, билось и переливалось, изгибая пространство, такое же свечение, каким пылала до рези в глазах сфера.
Вампиры шагнули в портал без испуга, а вот пришельца пришлось решительно подтолкнуть и даже прирыкнуть...
Короткое ощущение смещения, падения, тысячи льдистых иголочек по всему телу - и вот они уже стоят на равнине, слепящей от яркого солнца и снега... Полукровки держались несколько скованно и поодаль от человека, инстинктивно поближе к "своим". Их явно раздражало слепящее солнце, хотя иногда, забывшись, они подставляли лица его лучам весьма охотно.
Их ждали большие, запряженные крупными и крепкими лошадьми дроги, а с ними отряд в три десятка химер чуть ли не из всех Кланов разом. Под налатниками угадывались брони. Ума изо всех сил старалась сделать вид, что не пялится на окружающих
Каин с готовностью поглядывал на лошадей, примеривался было, но Фабиан его осадил:
- Рано вам еще в седла, дорога до города - несколько часов, свалитесь от первого чиха. А этот (кивок в сторону пришельца) вообще, полагаю, верхом ездить не умеет. Так что, - химер указал на дроги, покрытые широкой медвежьей полстью, - ложитесь. Я и так за вас головой и перед Владыкой и перед своим Князем отвечаю.
Упрашивать все трое себя долго не заставили - рухнули в мех. Вампиры, как водится, особняком от человека, поближе друг к другу. На спину впряженной в сани лошадь взлетел какой-то шустрый рамарэн и пятками пришпорил животное. Следом тронулся отряд, перепахивая слепящее снежное поле и оставляя на нем то тут то там дымящиеся катыши навоза. Просторы, как и всегда, неизменно озарены были ровным белым сиянием Колонн на юго-западе.

Город вставал из туманной дымки постепенно, пока дорога полого, но постоянно поднималась вверх. Вот показались стены и легкие башни центральной части города, царским венцом словно бы парившие в воздухе... Вот предместья - россыпь свободно разбежавшихся между садами и огородными полями крепких аккуратных домиков, кущи спящих облетевших до весны деревьев, то здесь, то там - статуи замерших в готовности к прыжку тигров со вставленными в глазницы шариками янтаря. и как-то незаметно так получилось, что вскорости пейзаж незаметно превратился в сам город, не менее чистый и ухоженный в сравнении с человеческими поселениями, полный спешащих по делам химер и людей. и те и те готовились к празднику - отовсюду доносились запахи съестного, готовящегося впрок, на стенах домов, прямо на фасадах и поперек улиц висели яркие фонарики, на площадях расчищалось место для костров. Сновали туда-сюда химеры в ало-белых гвардейских плащах поверх меховых курток. Уже можно было разглядеть саму крепость, к которой все так же плавно поднимались мощенные улицы - стены и башни из белого, с вкраплениями черноты и золота, камня, ажурные висячие мосты, высокие парапеты... А над главной башней, чей шпиль, казалось, прорезал небо, вилось по ветру широкое алое знамя, цвета крови, с крылатым белым тигром, распластавшимся по полотнищу.

@темы: Хэйва

20:20 

Ума (продолжение)

Тари Кальпани
Vae Victus!
Спокойно поесть им не дали. Послышалось конское ржание, бряцанье железа, размашистые цокающие шаги в сенях, и в доме образовался Фабиан Дрейпада. При оружии и щегольской гвардейской форме, в присыпанном снегом плаще. На когтях ног налип снег
- Что, неужели нашли? - с порога спросил он.
Каин при виде гостя внезапно напрягся и замер. Вампиресса с интересом рассматривалась удивительного гостя. Молодой, среднего роста русоволосый ладно сложенный парень с мягким лицом, очень отдающим кошачьим из-за удлиненных внутренних уголков глаз, тянущихся вниз. Из-под взъерошенной шапкой копны топорщились подвижные уши. Гость снял плащ, встряхнул его и повесил на крюк. Следом распахнулись кожистые крылья, потянулись до хруста. Он выгнулся всем телом и по-кошачьи показал когти из пальцев, потом выпрямился.
- Раз нашли, велено всех троих доставить в Банхагарн.
Каин вздрогнул. Клещин определенно пугал его отчего-то гораздо меньше, чем эта жестко прозвучавшая фраза.Это при том, что на памяти Умы он рявкал безбоязненно даже на Ворадора.
От вампирессы не укрылась реакция сородича.
- Спасибо за приглашение, достопочтенный, - проговорила вкрадчиво девушка, насколько позволяло отогретое молоком горло. - Но пока что, если нас прямо сейчас не выкинут из дома обратно отмораживаться, мы все-таки сами решим, куда и когда нам идти. Не воспринимайте как оскорбление или попытку восприпятствовать исполнению приказа. Но нам нужно еще в себя прийти. Это и вас, и нас избавит от опрометчивых поступков вроде упавших в обморок или полузадушенных кашлем идиотов и того, что вам с нами в пути няньчиться придется.
Угу, обсудить куда они опять вляпались и что с этим делать.
- Не выкинут, - заверил вемпари. - имей совесть, Фабиан!
Ума благодарственно улыбнулась защитнику и скромно покашляла в ладошку, вытирая слезящиеся глаза.
- Передай Владыке мое почтение, - хрипло каркнул вампир, расправившись с остатками молока. - Мы придем, как только стоять сможем... Честное слово... и я сам шею под царственные люли подставлю.
Дрейпада покачал головой, но не возразил. Ренри сделал выводы - эти двое еще и перед Владыкой каким-то образом провинились, судя по всему. Обычно он к себе полукровок не требует столь категорично.
Ума периодически бросала на Каина любопытствующие взгляды. Хотя не меньше доставалось и окружающим. Надо же, какая интересная компания и необычное место. С ума сойти, епт.
Фабиану вручили тарелку с кашей и стакан чая, он поблагодарил, из вежливости посидел чуть-чуть и откланялся. После чего раскланялся и вемпари. Хозяйка проводила гостей и принялась тушить все большие огни в доме.
- Ложитесь, голубки, спать. Этот егозень неугомонный долго ждать не будет, дня три даст, а дальше утащит в Крепость. Так что, вам быстро поправляться надо.
- Спасибо, - улыбнулась вампиресса хозяйке, быстро ныряя под одеяло. - Простите, а как вас зовут? Мое имя вы и так, наверное, слышали.
- Мелина я. Хозяйственная распорядительница рудничная. А ты чего торчишь? - вытаращалась она на вампира. - Быстро лег, пока по маковке не получил!
Тот мгновенно зарылся в одеяла и сгреб в объятия Уму. Та не сопротивлялась, но и засыпать не спешила, ожидая, когда же их оставят более-менее наедине. Наконец, хозяйка оставила один светец и вышла в малую спальню в задней части дома.
- Итак, рудники, Банхагарн и некий владыка, которому ты шею подставишь, - зашептала на ухо вампиресса. - Ну что, муж мой, может известишь что происходит и почему ТЫ вздрагиваешь? Или это все мне таки снится в мире вечных снов?
- Потому что Великий Князь Кайнар - это тебе не какой-то там Клещин! - хрипло выдохнул вампир ей в ухо - Настоящий хозяин фламберга и жрец Колонн. Первый из тех, кого мы древними зовем - какой там Клещин! Клещин это так, шавка мелкая, а это тигр. Он нас с корабля и вытащил, между прочим. И в человечьей шкуре - да, я его боюсь. Довольна?
- Ну, я еще не очень разобралась как мы попали, самую малость, - вампиресса доверительно чмокнула Каина в ухо. - Почему бы и в такое не поверить? Всего-то, подумаешь, магия, космос, древние, пугающие владыки, лысые Каины. Все ясно как сарафанец на ужин.
-... А так же воскресшие Умы, Мортиры, пилоты, швабры и говорящие коты, балующиеся телепортами, - в тон ей ответил Каин. - Поверь мне, все не так плохо. Клещин, скорее всего, вынес вердикт "расстрел" нам обоим, Князь - ну, вздрючит за промах... Ну на задание отправит. Ну поругается... он вообще-то, добродушнее меня.
- Сам ты глюк, - заверила его девушка и потянула вампира зубами за ухо.
- Эй, больно же! - дернулся тот. Уши, отбитые на корабле, все еще ныли.
Вампиресса хихикнула и лизнула пострадавший слуховой аппарат. Происходящее бесконечно веселило ее.
- Вот только вампирами он нас, наверное, не сделает... - вздохнул Каин, устраиваясь поудобнее. - Откажет в наказание...
И он собрался уснуть. Ума хмыкнула, уткнулась швыркающим носом в шею соседу и ... опять закашляла. Нда, она совершенно забыла, как это отвратительно - простуда. Сосед чувствовал себя не лучше, то и дело заходясь долгими приступами такого же кашля Заснуть оказалось трудно, но все-таки можно - и возле печки опять сопел спутанный клубок рук, ног и тел

@темы: Хэйва

20:08 

Ума

Тари Кальпани
Vae Victus!
Один из тех самых бестолковых полукровок, а именно девушка, приподняла голову, коротко выругалась и упала обратно. Послышалась возьня под одеялом - вампиресса пыталась высвободиться из объятий, но держали ее крепко, царапаясь обрубками когтей, да и будто истыканные миллиардами иголок после обморожения мышцы не позволили сильно напрягаться. Единственное, что получилось - повернуться спиной вверх и надрывно закашлять в подушку. Тихое рычание и снова кашель. После чего она снова развернулась ко второму пострадальцу лицом и прижалась к теплому не менее простуженному телу. Глаз она почти не открывала, да и вряд ли что либо могла увидеть.
В это время над ней что-то зашуршало, послышались легкие усталые шаги, звяканье. Кто-то опустился на постель и положил на плечо сухую тонкую руку. Повеяло запахом грозы, неба и - неожиданно - перьев. Проснувшаяся вздрогнула и попыталась избавиться от руки, резко еще ближе прижавшись к вроде бы беспамятному вампиру. И зашипела бы, если бы снова не получился кашель.
- Я что, такой страшный, девочка? - негромко спросил этот кто-то. - Ну-ка, повернись ко мне. Приятель никуда не денется.
Легкие, но решительные руки аккуратно перевернули девушку на спину, и ее глазам явилось спокойное синекожее лицо пожилого крылатого.
- Вемпари бояться - совсем ума лишиться надо, - проворчал он.
Вампиресса, которую перевернули, но под одеялом все так же удерживали крепко сцепленные руки, открыла глаза и вздрогнула. Эти подонки накачали ее какой-то дрянью, и теперь ей мерещатся всякие галлюцинации, во время которых из нее будут вытаскивать информацию? Она ведь помнила последнего синекожего, а воображение видимо подсунуло ей другого. Но, наверное, галлюцинации тоже лучше не злить. И стараться не болтать лишнего.
- Какого ума? - прошипела она, большее горло не позволяло. Глаза предательски слезились из-за насморка, так что пришлось их закрыть. - Не было такого.
- Точно, не было - хохотнул целитель, - раз вы в тонкой одежде в лютый мороз в горы подались. Как себя чувствуешь?
- А у вас цветы на голове растут, - неожиданно весело раскрыла глаза вампиресса и уставилась на макушку вемпари, задорно швыркнув начисто заложенным носом. Сейчас по правилам хорошей галлюцинации на нее или нападут, или действительно прорастет клумба.
- Странно, жара вроде нет... - пробормотал вемпари, коснувшись костистой рукой лба девушки. Та с вызовом смотрела на крылатого.
Рядом зашевелился вампир, содрогнулся от надсадного глухого кашля, приоткрыл один мутный глаз:
- Опять Янос мерещится... - и снова уронил голову на подушку.
- Как тебя зовут, дитя? - обратился крылатый к вампирессе. - вы знаете Вождя?
Девушка проследила за маневрами своего псевдомужа, снова покинувшего мир яви, оставив ее одну отдуваться, потом чихнула, приподнявшись с постели и рухнула обратно - Каин все так же крепко держал ее.
- Кого? - удивилась она, и снова швыркнула носом. Ворадора? Каина? Лорда Сарафана? Сергея Клещина? или может у галлюцинаций существует свой вождь-покровитель, аля божество?...
- Яноса Одрона, - терпеливо, как маленькой, повторил крылатый. - Вождя племени Вемпари. Твой друг знает?
- У друга и спрашивайте, - пожала плечами вампиресса. - А я лично и себя-то не знаю, - если Каину надо, пусть вляпывается.
- Помнишь, как тебя зовут?
- Ума Ворадорим, - ответила она и опять чихнула. По крайней мере это она много раз повторяла на "Язвительном"
- А родители у тебя кто? У тебя отец химера или мать? Клан свой знаешь?
- О чем вы? - удивленно моргнула девушка. Угу, сейчас, только замуж выйдет, и сразу же все и расскажет. Похоже действительно происки Клещина, он ей так и не поверил. А жаль, у них там интересно, хотелось бы покопаться глубже. Наверняка и она бы им полезна оказалась.
Целитель вздохнул. Повреждения памяти? От холода? С чего бы? Где они были, откуда выпали? Похоже, здесь не его умения нужны, а как минимум, Яноса или Великого Князя.
- У тебя есть клыки и когти, у твоего приятеля тоже, хоть и обрезанные.
Такое бывает, если один из родителей - химера из какого-нибудь Клана. У вас обоих кошачьи уши и не отрицай.
- Угу, еще килром меня назовите, я вообще смеяться начну, - прошипела вампиресса и опять кашлянула.
Рядом с постелью возникла Мелина - женщина стояла с кружкой дымящегося молока в руках и горбушкой свежего пышного хлеба.
- Голуба, ты есть хочешь? - с улыбкой спросила она.
Ума с готовностью кивнула.
Чтобы есть было удобнее, следовало освободить девушку от рьяных объятий - что и попытался сделать Ренри. Вампир в ответ зарычал.
- Отдай! - хлопнул его крылом по плечу вемпари. Руки расцепили силой, Уму устроили в подушках и вручили молоко и хлеб.
Вампир обиженно отвернулся в другую сторону
- Будешь? - спросила вампиресса обиженца.
- Ешь, - буркнул тот. - Тебе самой мало.
- Царь, и тот не настоящий, - весело швыркнула носом вампиресса, вспомнила, как давным давно обожала макать хлеб в молоко, что тут же и сделала. Второй молочный ломтик она протянула вампиру.
- Здесь не я царь, - вампир хлеб взял, с трудом уселся и почти тут же получил свою кружку с молоком. - И слава богам, что не я.
Ума ничего не ответила, хрустя хлебом и поглощая приятно горячее молоко, согревающее все еще колючее тело и успокаивая боль в горле. Не царь так не царь. Здесь ну так здесь. Какая разница что им глючится.
- Тааак, а ты, похоже, помнишь, - усмехнулся целитель, складывая крылья. - Ну и как звать?
- Каином. Вне Кланов я... Владыка еще жив?
- Типун те на язык! - махнул на него рукой вемпари. - Жив, разумеется и да проживет во имя Равновесия еще с десяток тысяч лет!
Ума молча жевала хлеб. Видимо Каин действительно ударился где-то. Или это вообще не Каин, а только ее представление о нем. Но уж очень много он болтает с посторонними совершенно неизвестными...созданиями. Она решила не вмешиваться и следить за происходящим. Раз уж ей приписали роль непомнящей.
- Простите, - буркнул Каин, впиваясь в хлебную горбушку зубами.

@темы: Хэйва

19:56 

Маленькое лирическое отступление

Тари Кальпани
Vae Victus!
Мало что меняется в укладе жизни существ, подобных кальпанам-химерам с течением времени - те, кто не считает себя хозяевами природы, не стремятся ее поработить. Благородных кошек по сей день вполне устраивало натуральное хозяйство и траволечение, оружием и защитой служили им мечи и стальные доспехи (правда, сталь была такого увчества, что люди алчно облизывались на изделия кузнецов Клана Гайсем. Но Каменные Псы, хоть порой и выглядели простоватыми добродушными великанами, крепко придерживались и ни в какую не хотели торговать плодами своего труд. Исключительно отдавали, исключительно тем, кто им приходился по нраву. Ну и своим, конечно, химерам.
Жить кошки предпочитали среди всего естественного, пропитанного живой энергией мира, если селились вместе, то города большими никогда не бывали. И не очень понимали они склонности людей селиться толпами в одном месте, постепенно загаживая его собой... Даже Элавейт, официальная столица государства, огромный город, от и до возведенный химерами со всех Кланов, разительно отличался от всего, что могло быть построено людьми. Высокий и светлый город, чистый, увитый зеленью, всегда сверкающий сиянием световых кристаллов, он стоял на слиянии двух рек далеко на востоке от истинного сердца земель кальпан - северной Тигриной Крепости.
Со времен опустошительных войн с нежитью никто не видел, чтобы Отец Отцов и его сыновья запускали имперскую машину власти, орудующую палаческими топорами, допросным пыточным железом, дерущую в три шкуры подати с населения - страна жила сама, зная над собой покровительство Семьи и мягко направляющую руку Владыки. "Белый Тигр видит все" - так говаривали в народе. Элавейтом же правил по своему усмотрению Кей дин Кайнар - белоголовый наследник великокняжьего престола... При его рождении в маленькую лапку химеренка вложили рукоять отцова фламберга Душелова - и разумный меч благосклонно отнесся к ребенку, выбрав будущим хозяином, а значит - наследником Тигриного Престола.

@музыка: Мельница - Рапунцель

@темы: Хэйва

19:50 

Ветка "Кошачьи родичи" или история одного потомка Великого Князя

Тари Кальпани
Vae Victus!
Великий Князь метался на своей постели в просторных теремных покоях. Его супруга, княгиня Велирия, сидела рядом на этой же постели и при свете пляшущего свечного огонька выслушивала мужнино сердце, про себя ругая того обормота, за которым благоверному понадобилось лезть в такие дали несусветные. С каждым разом эта проекция отнимала все больше сил, а теперь потребовался еще и прямой телепорт при помощи нее. Сердце Владыки, обычно бившееся ровно и мощно в три гулких такта, теперь скакало, как испуганный заяц, а сам он задыхался и подушка вымокла от испарины. Женщина не переставала шептать наговоры, делиться силами и подправлять их течение в теле мужа, в душе проклиная обормота. Ну и что, что потомок???? он ее ни в коей мере не волнует.
В небе за окном что-то полыхнуло, химер коротко вскрикнул, срываясь с подушек и тяжело рухнул обратно, почти перестав дышать. Спустя пять минут послышался топот двух пар когтистых химерьих ног, и в опочивальну ворвались двое Кайнаровых сыновей - самый старший Рейнард и один из младших, Рахаб. Парочка была можно сказать, неразлучная и почти всегда пребывала рядом с отцом, то врозь, то вместе.
- Н-найдите... этих двоих...
- Ш-ш-ш, тише, - княгиня быстро подсунула мужу чашку с сердечным отваром, заранее стоявшим рядом на крышке сундука. - забудь сейчас по них, про себя подумай, гробишься.
Пока он пил, хмурые братья стояли рядом, причем Рейнард как-то нехорошо посверкивал глазами.

Парочка вывалилась в горах. Неудачно так. Недалеко от того места, где днем разбился челнок. Женщина спала, свернувшись калачиком, прямо на камнях, у мужчины на горле темнели следы укуса. Оба были одеты чересчур странно для этих мест, слишком легко. и оба потихоньку замерзали...

Их доставили в рудничный поселок утром все те же гайсем, которых послали на осмотр места падения звезды - два окоченевших свертка, насквозь промерзших, но еще живых и дышащих, по цвету напоминающих бело-синий лед. Поднялась суета и суматоха - ни за кого иного, кроме как химер-полукровок их принять было невозможно, несмотря на более, чем странный внешний вид и одежду.
Разумеется, уложили-отогрели-напоили по всем правилам, вот только сделать это с полубеспамятными и бредящими оказалось в несколько раз сложнее... Управились. Дивились, почему у парня пробивается подозрительно белая щетина на лице, и какая сволочь укоротила ему клыки и когти, по всей видимости, вместе с волосами. Он иногда приоткрывал щелочки мутных желтых глаз, но не противился ничему, а вот девушка была совсем плоха - то, что она спала на морозе не пошло ей на пользу. В любом случае, обоих ждало как минимум, воспаление легких.
Обоих приняла на постой все та же одинокая Хозяйка-распорядительница, у которой уже обретался странный незнакомец. и теперь оба лежали неподалеку от него, возле самой печи, отходя от холода возле потрескивающего огня

@темы: Хэйва

10:44 

Государь

Тари Кальпани
Vae Victus!
Проснулся я оттого, что нещадно разболелась голова. Что это там было? Столкновение с роботом-погрузчиком? Интересно, что это вообще такое... Я машинально потрогал лапой собственный лоб, ничего там не нашел, хмыкнул. Нет, решительно надо завязывать с этими снами. Глядишь, чего доброго растекусь лужей крови по постели или в один прекрасный день проснусь мертвым. Так что, пора завязывать.
Я встал и оделся, уже предчувствуя очередное истязание и тихо с ним смиряясь. Сегодня опять не удастся выбраться в город и поискать обещанную Тис шоколадку. Жаль… А я хотел еще к родителям зайти – они, как и почти все семейные пары,, жили в городе, и нас, учеников, отпускали к своим только время от времени, на отдых. И тут вдруг…
Одевайся в парадное, обормот, и бегом на конюшни!
Меня аж подбросило. Ласковы мысли князя, ничего не скажешь. Но раз он изволил обратиться ко мне лично, значит, что-то случилось. Не мешкая, я раскопал в шкафу алый, шитый золотом по рукавам и высокому стоячему вороту кафтан, отделанную медными начищенными бляшками обувь, ремень с пряжкой в виде гербового дракона. Быстро оделся да и вылетел из своей комнаты, даже не удосужившись постель убрать. Позор, да? Позор. Но приказ князя важнее.
Что творилось по всей Цитадели, вы бы видели… Все куда-то неслись, гомонили, шумели, бряцали оружием, щеголяли парадными бронями и одеждой, у всех будто вторая пара крыльев выросла в одночасье. И я тоже, недолго думая, влился в общий радостный, гомонящий поток, касаясь своим «Я» душ братьев своих и сестер, сливаясь с ними в одно общее радостное Сознание. И уже даже вопросов не надо было задавать, что случилось, да что к чему. И так все знали – государь приехал!
Вот ведь вроде далеко он, на севере, сам по себе от нас. А на деле длань его нас всех прикрывает, далеко простирается. Отец Отцов! Вот и бежим мы, обгоняя друг дружку, надеемся увидеть хоть краем глаза, сколько есть нас – и старшие, и младшие, и приближенные князя, и те, у кого еще крылья не прорезались. Залетали на конюшни, седлали лошадей, спускались по ступенчатым террасам в город… Среди нас уже гарцевали на своих конях князь с княгиней, оба красивые, дух захватывает, а с ними Тис. Из какого Клана происходила госпожа Изара, теперь не помнит никто, да и не важно. Но уж больно круты нравом оба, только и слышно иногда, как из верхних покоев Цитадели посуда битая летит. Но не расходились, крепко жили вместе. Вот что значит «любовь зла»!
Вниз, к воротам по улицам города мы летели галопом, не замечая привычных его красот. Только крыльями да плащами ветер подняли, а впереди нас – князь с княгиней. Еще бы, государь им – отец, как-никак.
С окрестных улиц уже стекались люди, прослышавшие о событии, им тоже посмотреть хотелось на Великого Князя. Как странно знать, что их век короток в сравнении с нашим, и у них сменяются десятки поколений, когда мы нарождаем дай Боги одно. А государь и сыновья его, князья наши, кажется, вообще вечны.
Подскакали к воротам – там уже кружили драконы, высматривая гостей. А мы сквозь распахнутые створки ринулись дальше, на мощеную дорогу. Там и выстроились в ожидании. И вот тут я впервые… увидел…
Он ехал впереди, на крупному серебристо-сером широкогрудом жеребце, и на спокойном лице горели золотом глаза, в которые запросто можно было провалиться по самую шею, нет, глубже. Поблескивала светлая с золотой насечкой сталь доспехов, ветер теребил распущенную белоснежную гриву и алый плащ за плечами… Государь! Он держался в седле прямо, со спокойным достоинством живой Власти, весь какой-то нездешний, впрямь белый, хоть солнце и набросило на него золотисто-смуглый загар – Севером веяло от него и силой, той, что озаряет наше поднебесье днем и ночью, всегда виднеясь на западном горизонте. И сердце зашлось восторгом – за такого Владыку и жизни не жалко. Его взгляд скользил по нам добродушно, мягко, уши подрагивали – а у кого из нас они не вздрагивают, чутко выслушивая окружающий мир? Подъезжал к нам степенно, следом свита небольшая, восемь следопытов да десяток Каменных Псов – огромных воинов химер с крепкой дубленой шкурой. И меч тот самый при Владыке, вон торчит рукоять из-за плеча, череп скалится.
Первыми навстречу государю вышли князь с княгиней. Спешились, поклонились, улыбнулись. Владыка сам спрыгнул наземь, обнял обоих, да еще и рванувшую к нему Тис прихватил могучей лапой. Наших разумов как будто коснулся теплый ветерок – как будто всех нас вдруг обняли сильные руки, и мы стояли, задохнувшись от счастья быть пусть не единым целым с ним, но хотя бы коснуться его огромной души. Это чувство не отпускало ни меня, ни братьев и сестер моих всю дорогу назад, в Цитадель, и после весь день.
Я заснул только под утро, ворочаясь и зная, что большое сердце бьется где-то рядом, этажами выше надо мной, стоит только… но уж он-то наверняка спокойно спит и никаких таких переживаний не ведает. Так что я все-таки заснул.

@темы: Хэйва

17:13 

Истязание небом

Тари Кальпани
Vae Victus!
Всю ночь я спал, как убитый и снов никаких не видел. Наверное, от усталости. Встал я совершенно разбитым, все тело ныло, и хотелось послать занятия к черту, но я все-таки поплелся на завтрак. встретил по дороге Венди, такого же убитого, как и я. Постояли, поболтали, вспомнили, что опаздываем, бегом помчались завтракать. Сшибли парочку старших дрейпада, получили нагоняй, ломанулись дальше. Еле-еле успели до гонга съесть содержимое своих тарелок, запыхавшись, как царские гончие на охоте, добежали до тренировочной площадки, чтобы обнаружить там... ну, разумеется, князя, кого же еще.
- Опоздали, - заявил он.
Мы потупились.
Он ожег нас снисходительным взглядом.
- Я в свое время учился летать у драконов и собственного деда-вемпари. По сравнению с теми уроками наши вчерашние занятия можно назвать барахтаньем младенцев.
Мы сделали вид, что нам ужасно стыдно.
- Вы, между прочим, будущая элитная боевая группа. В бою дрейпада иногда спасают только крылья! Впрочем, они же их и губят иногда... - последнюю фразу князь пробурчал совсем уже невнятно. А у нас по спине побежали мурашки - боевая группа? Это что же такое он имел ввиду? Все знают, что Разиель Пирит никогда и ничего не говорит просто так.
Но долго задумываться над этим он нам не дал - погнал в небо.
И опять мы часов десять кряду почти не переставая, махали крыльями по его указке, а в головах у всех, судя по мысленным обмолвкам, крутилась одна и та же мысль - княже что-то задумал. Увы, пока нам не суждено было это знать - вечером мы снова еле расползлись по своим комнатам, чтобы заснуть еще прежде, чем наши уши коснулись подушек.

@темы: Хэйва

17:52 

Личный патронат

Тари Кальпани
Vae Victus!
Проснулся я с криком и в холодном поту. Одеяло валялось на полу, подушка тоже, а меня самого колотило как в лихорадке. Сердце гулко стучало о ребра. Этот сон… Сначала мне снилось, что я пилот какой-то летающей машины, и наверное, это нормально – перелетал накануне, переволновался. Но вот потом… Дикая и жуткая война на полное истребление, когда важна не цель, а сам процесс войны, и кровь, кровь, кровь… и желание обладать кровью.
Странно. Мне говорили, бывают такие существа – вампиры. Нежить, живущая за счет крови других. Мол, когда появились химеры, они должны были стать такими же кровожадными тварями, но я в это не верю. Кровь для нас почти ничего не значит, кроме проблем с желудком, если регулярно ее не пить. И то, первые лет триста. А избавляясь от этой напасти, мы чувствуем только свободу… но сейчас во мне постепенно угасало желание вцепиться в чью-нибудь глотку и нахлебаться крови. Я встал, оделся и, распахнув окно, выглянул наружу. Может, само пройдет.
Из моего окна был виден огромный массив Цитадели и часть склона вулкана – я вместе с отцом и матерью (оба были химерами из нашего Клана) жил в крайней башне, а потому мог видеть, как каждое утро над главными зданиями кружат старшие воины. Но сейчас я не стал любоваться – до завтрака оставалось всего минут десять, а после меня ждала очередная тренировка. Их ведь никто не отменял.

- Привет! – загородила мне дорогу жизнерадостная Тис, улыбаясь во все шесть клыков. Она была стройной и сильной, смоляные волосы вились по плечам тугими локонами, тонкая блузка и брюки выгодно обрисовывали фигуру, крылья золотисто-черного оттенка… Тис была княжеской дочкой.
Нет, не думайте, что она была высокомерной заносчивой выскочкой. Отец никогда не отличал ее от нас, за исключением тех случаев, когда он преподавал ей премудрости политики и управления Кланом, так что она училась вместе с нами наравне со всеми. Характер у нее был смешливый, и она часто устраивала мелкие пакости кому-нибудь, если в Рекхольд-ин-Колт приезжал ее дядя князь Рахаб Мун-р-Рей Дельфи Скейлос. (Не понимаю дельфийцев, откровенно говоря, ну да, их понять могут, пожалуй, только они сами, хотя, ребята надежные).
- Привет, - сказал я. Тис мне нравилась.
- Сходим сегодня в город после занятий? Так хочется шоколадку.
Шоколад, чтоб вы знали, у нас в Назготе большая редкость, как и горький черный заморский напиток, не помню, как называется.
- Если смогу после занятий ногами шевелить – сходим, - пообещал я. И тут по коридору раскатился удар гонга – сигнал, что наставники уже ждут своих учеников в учебных залах или на летной площадке.
- Побежали! – взвизгнула Тис, и первой сорвалась с места, только пятки засверкали. – Кто последний, тот клонова лысина!
Мне совершенно не хотелось ни опаздывать на занятия, ни слушать потом целый день ее подколы по поводу лысины, поэтому я тоже побежал.
Клоны – это такие твари. Они похожи на нас, только гораздо страшнее, кровожадные и совершенно бешеные. У нас с ними вот уже который год идет война. Откуда они появились, знают только Старшие, но говорят, что все началось с попытки убить Владыку. Они плодятся, как тараканы, сидят по щелям и глухим закоулкам, а потом вылазят, и начинают куролесить. Толпами. Их выведешь в одном месте, через год-два они вылезают в другом. И откуда берутся?..
А на площадке наверху нас ждал сюрприз в виде князя. Он, одетый всего-навсего в простую рубашку и темные штаны, прохаживался возле самого края взад-вперед, а мы, семь оболтусов, стояли и ждали, что же скажет отец Клана. В глаза ему мне почему-то смотреть было боязно, и я пялился на пряжку его ремня, выполненную в виде дракона.
- Ну, что, орлы, - заявил повелитель чуть хриплым голосом, - как показал вчерашний смотр, летаете вы для первого раза довольно неплохо. Но – можете намного лучше. Поэтому тренировать вас буду с сегодняшнего дня и до исхода года я лично.
Он усмехнулся, двинул крыльями, отчего мои собственные невольно прижались к спине.
Ой, - тихо пискнула мысль Тис у меня в голове. Если хочешь знать, мы влипли.
И мы действительно влипли – тренировка получилась изнурительной. Никакого восторга больше не было, потому что для него просто не оставалось места. Была только напряженная работа крыльев, как в самом начале, когда они только прорезались. Мы могли только следить за тем, как хлещут воздух крылья князя Разиеля, да повторять за ним.
Перво-наперво, он требовал научиться следовать за ним, строго соблюдая одну четкую линию. За нарушение строя нарушителю прилетал неслабый ментальный шлепок. Взлетать, лететь, поворачивать, и приземляться в линию – вот, что от нас требовалось в течение всего дня с коротеньким перерывом на обед и, прошу прощения, естественные надобности. К вечеру, несмотря на то, что наставники никогда не позволяли нам отлынивать от упражнений, спины наши и крылья болели так, как будто их отрывал кто. Мы смогли всего лишь распрощаться с Его светлостью, кое-как съесть свой ужин и расползтись по комнатам.
Хотя, злорадно подумал я, растекаясь киселем на постели перед тем как заснуть, князь тоже выглядел уставшим.

@темы: Хэйва

12:39 

Рекхольт-ин-Колт

Тари Кальпани
Vae Victus!
Я проснулся еще до света. Вообще, я всю ночь не мог уснуть, предвкушая завтрашний... нет, уже сегодняшний! - день. Вертелся с боку на бок, проклиная мешающие крылья, пытался выкинуть из головы странные, мутные сны об умирающем мире, в котором я был ни чем иным, как цинично-умным сгустком крови, принимающим множество обличий. Было еще что-то о странном доме, но я не запомнил. Не до снов было - у меня сегодня первый полет. Весело и одновременно страшно - а вдруг сверзюсь с неба, и меня не допустят к полетам еще лет десять?.. Бррр.
Я отбросил одеяло и встал, цокнув когтями босых ног по полу. Как здорово потянуться всем телом, выпуская когти и распахивая крылья во всю ширь, и при этом еще зевнуть во все клыки, пока никто не видит. А то мама все время ругается, что это неприлично. Ну и пусть. Я с наслаждением клацнул челюстями, сгреб одежду со стула и натянул ее на себя. Штаны, рубашка (говорят, химеры из других Кланов все время удивляются, как это мы умудряемся носить одежду без дырок на спине, ха-ха), куртка и подобие поножей вместо сапог - а зачем они нам? Я повертелся перед зеркалом, пытаясь хотя бы на ощупь пригладить в полумраке раннего утра свои непослушные русые лохмы до плеч. С поверхности стекла на меня, ухмыляясь, глядела рожа юнца-подростка с глазами цвета красноватого янтаря.
- Фабиан! – раздался из-за двери голос моего кланмастера а заодно полетного инструктора. – Не заставляй нас ждать!
- Уже иду!
Я наскоро прибрал постель и опрометью выскочил наружу, в коридор башни, где меня уже ждал наставник. Он хмыкнул, окинув меня пронзительным понимающим взглядом.
- Пошли, позавтракаешь.
Он развернулся и пошел вниз по наклонному каменному полу. Крылья у него были большие, полностью развитые, золотисто-коричневого оттенка, и чешуйки на них искристо поблескивали в свете кристаллических ламп, развешанных по стенам.
- Сегодня экзаменовать вас будет сам князь, - вдруг сказал наставник.
Ой. У меня предательски дрогнули колени. Его Светлость нравом суров, и уж если ему что не понравится… Он редко бывает в Цитадели, но уж если бывает, весь Клан вздрагивает от ужаса и обожания одновременно. Поэтому за завтраком мне кусок в горло не лез, и в большом столовом зале, где собирались всегда только мы, младшие отпрыски Клана, и где всегда царил поэтому галдеж, я сидел на своем месте, как пришибленный. И все время, к стыду своему, цеплялся крыльями за что-нибудь, даже свалил на пол блюдо с пирожками. Позор… Я даже не мог радоваться тому, что вот уже две недели мне не надо регулярно пить свиную кровь. Наставник сказал, что мое тело повзрослело достаточно, и я больше не нуждаюсь в ней.
Все-таки, завтрак в меня впихнули, и мы пошли. Наверх.
Рекхольт-ин-Колт покрывает собой вулкан. Множеством террас, галерей, улочек, построек, переплетений каменных лабиринтов он ниспадает с вершины горы, над давно заглохшим кратером которой возвышается сама Цитадель, выстроенная из серо-черного камня, грозная и роскошная одновременно. Над ее башнями реет знамя – алое, с белой драконьей головой. Над зелено-черно-пестрыми, распаханными кое-где склонами горы все время кружит кто-нибудь из живущих здесь настоящих драконов – красивых и ярких, как цветы, но при этом устрашающих. Это если не знать, насколько они добродушны.

Нас было семеро. Мы стояли в ряд на самой верхней площадке Цитадели и переминались с ноги на ногу, нервно дергая ушами и крыльями. Справа от меня стояла Тис и нервно кусала пухлые губки, слева теребил пальцами волосы Венди. Инструкторы прохаживались сзади. Здесь, на высоте, постоянно дул ветер, а земля внизу представлялась цветным ковром, залитым ярким солнцем. Мы ждали, и сердца наши колотились о ребра, как испуганные птахи. Потом раздались шаги, и все взгляды повернулись в сторону лестницы. У меня душа ушла в пятки.
Князь выглядел уставшим – наверное, не выспался. Лицо у него жесткое, почти никогда не выражающее настоящих чувств, глаза ярко-золотые, пронзительные, всю душу насквозь видят, а в смолянисто-черных волосах еще ни одной седой прядки. Он прошелся перед нами, шурша золотистыми, покрытыми кое-где черными разводами, крыльями. Расшитый золотой и белой нитью роскошный алый плащ свисал у него с одного плеча.
- Ну, орлы? Летать готовы?
Мы закивали. Он усмехнулся, сбросил мешающий плащ, распахнул свои огромные – действительно огромные по сравнению с нашими – крылья и шагнул в пустоту, через доли мгновения взлетев ввысь. А нас инструкторы безжалостно спихнули следом. Время тренировок и игр кончилось.
Я отчаянно махал крыльями, стараясь уследить за Его Светлостью и повторить все те фигуры, что выписывал он всем телом. У нас ведь, в отличие от драконов, нет хвостов, мы довольствуемся ногами… и тем невероятнее становилось в наших глазах его летное мастерство, приобретенное за тысячи лет. Мы носились за ним вокруг башен Цитадели, как угорелые, и сердце замирало и екало от скорости и страха, а в следующий миг взрывалось восторгом полета, который в каждом Дрейпада живет с детства…
Мы обратно на площадку плюхнулись, князь – изящно приземлился. У нас ныли спины, плечи, крылья, мы падали от усталости, а он даже не запыхался. Все, что мы могли весь оставшийся день – это тихонько ползать по коридорам или отлеживаться. Старшие над нами посмеивались, но с заданиями не гоняли. Куда делся князь, мы не знали, да нам и, честно говоря, все равно было. Это потом первый полет станет предметом десятков разговоров, а пока мы приходили в себя. Я, решив воспользоваться выпавшим отдыхом, до позднего вечера просидел в библиотеке с книгами, а потом поплелся спать.

@темы: Хэйва

Превратности отражений

главная