20:31 

Тари Кальпани
Vae Victus!
Женщина взяла обоих вампиров за плечи и мягко подтолкнула к выходу
- Пошли, наше крыло покажу и комнату вам подыщем, - казалось, ее совершенно не волнует тот факт, что эти двое стали жертвой княжьей выволочки. И напоминать им о только что пережитом она не собиралась, и уж тем более, из-за этого относиться к новеньким предвзято. Ее не касалось, почему случилась головомойка, ее волновало то, что эти котята теперь находятся на ее попечительстве.
- Ужин через три часа, до него отдыхайте. Вы ведь, кажется, простужены? Общий сбор и распределение завтра на рассвете, после - тренировка. И молитесь, чтобы Коту не вздумалось размять лапы именно на вас завтра, - химера усмехнулась. - А то он может...
Каин ощутимо поежился. Вампиресса хотела что-то сказать, чихнула и передумала.
Комната, выделенная им, оказалась довольно большой и тоже светлой, хоть и не с южной стороны находилась. Освещал ее кристалл на подставке на столе, хотя, при желании можно было накрыть его колпачком и воспользоваться свечами, обретавшимися тут же. Обшитые теплым деревом стены, широкая и низкая постель, от которой исходил аромат луговых трав, несколько полок, шкаф, сундук, стол, два стула.
- Располагайтесь, - приглашающе повела рукой химера, - к ужину я за вами приду, и одежду потом подберем, - и она тактично прикрыла за собой дверь.
Вот тут Каин дал волю своему возмущению, со всей дури врезав кулаком по косяку.
- Да я его ... в ...мать, ...! Меня! в гвардию! да чтоб ему!...
Ума, не глядя на беснующегося вампира, подошла к кровати, скинула на нее верхнюю одежду, и почти так же бессильно села рядом. Даже через заложенный нос чувствовался чудесный аромат. А ноги не держали, сказывалась болезнь и перенесенное волнение. И хотя владыка не оказался настолько пугающим, как описывал Каин, накрутить себя она успела. Теперь же следовало неминуемое возмездие, беспощадно отбирающее последние силы. Вампиресса закашляла. Ее мелко трясло - в отместку за то, что она могла ровно стоять в тронном зале.
Наконец-то заметив ее состояние, вампир подошел и сел рядом, обнимая девушку за плечи.
- Испугалась что ли? Или устала? Что он успел тебе сказать?
- Устала, - ответила вампиресса и прижалась к соседу, закрыв глаза. - А ты разве не слышал, что он говорил в зале?
- Я не о том. По глазам заметно было, что он пользуется мыслеречью. Что-то он подозрительно добрый нынче...
- Добрый, потому что еще напляшемся с ним. Доказывал, что ты переживал из-за моего... отсутствия.
- а ты не веришь? - спросил вампир.
- Я не берусь судить о том, чего не знаю, - вампиресса откровенно наслаждалась теплом псевдомужа. - Но развлечется он от души. Уж не знаю, чем ты ему насолил, но я уже рада тому, что он меня не поставил главенствовать над тобой. Вот бы было лютое наказание и тебе, и мне.
- Упаси боги... - вздохнул вампир, зарываясь носом в густую черную гриву своей подруги. - он боится за безопасность Хэйвы. Боится, что Клещин, иже с ним, придут сюда. А я, дурак, упомянул клетку...
Вампиресса чихнула и обняла беловолосого, поглаживая того по спине, будто успокоиться нужно ему, а не ей.
- Советую тебе никогда не злить Рейнарда, того, что придушить меня хотел. и никогда не упоминать при Владыке о б опытах над людьми, химерологии и прочей вивисекции, - вампир скинул полушубок и устало рухнул на постель спиной вперед. - Сожрут оба.
Девушка не дала возможности грелки надолго ее покинуть, и устроилась рядом, положив руку и голову на вампирову грудь.
- Рискну предположить, это выведано опытным путем? - хихикнула вампиресса, швыркнув носом.
- Угу, - фыркнул вампир. - Противная история, долгая... - уф, как же раздражает эта... человечность!
Девушка снова издала тихий хитрый смешок и провела чуть выдвинутыми коготками по представшей на растерзание груди вампира. Правда ни одна ниточка не порвалась, но ощущение осталось.
- Вы характерами тоже похожи? - промурлыкала Ума, учуяв наконец неоджиданно прочистившимся носом не только аромат трав, из которых, видимо и состояла постель, но и запах лежащего рядом вампира. Голова приятно кружилась, и клонило в сон.
- Временами, - вампир ощутил, как по шкуре поползли мурашки. - он он не вампир. Поэтому не мыслит как вампир. И он не ищет власти, власть сама идет к нему. Есть разница.
- Наверное, если бы не шла, он поступил бы так же, как и ты, - задумчиво прошептала Ума, снова принявшись выводить закорючки на рубашке. - От вас, когда вы рядом, стойкое ощущение двойственности, аж голова болеть начинает. И при том совершенно разные существа. Ты ... об этом мне на корабле говорил? - она все еще не упускала возможности прослушки. Как корабельными безопастниками, так и новообретенным обществом кальпан.
- Да. Все просто. Он - это я. Вернее, я - это он, только родились мы в разных эпохах. он никогда не знал моих дилемм и выборов, зато мне не испытать на себе скальпель сумасшедшего ученого. он жрец и маг, а я о магии имею весьма смутное понятие
- Так та дочка, о которой он упоминал, могу действительно оказаться я? - вампиресса устроилась удобнее и закашляла. Но только кашель стал более влажный и менее болезненный. А пальчики уже пробрались под рубашку и нагло когтями касались беззащитной кожи.
- Вполне может быть... - задумчиво пробормотал вампир в ответ.
"Это не корабль, а до ужина три часа..." - его пальцы ответно забрались под одежду девушки, щекоча нежную кожу. Та издала смешок и наполовину распласталась на вампире, запрокинув голову на плечо, и тем самым уставилась прямо в глаза Каину, озорно шмыгнув носом.
- Ума, кончай инфекцию разводить, - кашлянул Каин, неторопливо расправляясь с пуговицами на рубашке и не менее нагло совлекая ее с плеч девушки.
- Я инфекцию не развожу, я ее завожу, - с легким рычанием в голосе в свою очередь раздевала девушка вампира. Их тела, постепенно разгорячаясь все больше и больше, неумолимо тянулись друг к другу. Мужчина хотел получить свою женщину целиком - от и до...вслед за рубашками полетели расшнурованные штаны. Каким-то чудом вампиры даже умудрились забраться под одеяло, чтобы случайно ошибшийся дверью кальпан не попал в неловкое положение. Вскоре под ним температура стремительно повысилась, являя миру непонятное копошение и весьма недвузначные звуки. И тут раздался визг, мат, и одно тело, что помельче, под одеялом явственно попыталось отползти от другого.
- Какого ж лешего?!.. -выругалась девушка, тяжело дыша и пытаясь удержаться на расстоянии от возбужденного наседающего сверху вампира.
- Это как понимать, Ума? - глядел тот на нее круглыми глазами. - Или хочешь сказать, та ночь в засаде на стреме мне приснилась?!
- Вот и мне интересно, за что мне это? Я ж, благо, попрощалась с "детством" пару сотен лет назад и ни разу не заскучала, - она дышала все тяжелее, вампирессу непреодолимо влекло к Каину. Они находились уже за той гранью, из-за которой путь только вперед. Единственно что ненадолго притормозить. Она подняла на вампира измученные глаза. - А тут такой подарочек - непорочность.
Все неожиданно будто перевернулось с ног на голову, и близость, которая по ее замыслу должна была стать "одной из" превратилась в самую что ни есть первую. Воистину кто они такие, чтобы спорить с Колесом, Вещим и прочими не обделенными юмором личностями и не очень. Девушку пробила дрожь от желания и ... удивительно, страха, ведь предстояло довериться Каину куда больше, чем она предполагала сначала. Она убрала упирающуюся в грудь мужчине руку и осторожно поцеловала того в шею, как бы приглашая продолжить. Но внутри помимо жара закрался еще и тревожный холод. Такой же, как и в тот, предыдущий раз.
Вампир же на сей раз тотчас сделался осторожен и нежен - нетерпеливость в этом случае могла лишь повредить. и он сдерживал себя, хотя до безумия желал ее. Всю. Поэтому он целовал ее всю, с головы до ног, от шеи до кончиков пальцев, заодно шепча что-то на ушко... новообретенные усы щекотали кожу, и девушка непроизвольно хихикнула, инстинктивно подталкивая того к действию. Тело, не раз познавшее близость, само устраивалось так, чтобы Каину не оставалось места для сомнений. И в один прекрасный миг сомнения кончились совсем. Ума вскрикнула и обмякла, пальцы оставили на плечах и спине вампира короткие порезы - девушка не заметила, когда выпустила когти на всю длину. А еще ощутила странную привязанность к нависшему над ней мокрому от пота телу. И доверие. Хотя ее до сих пор чуть-чуть трясло. Человеческая природа вовсю строила свои нерушимые законы в сознании вампирессы, но та и сопротивляться не пыталась.
...Спустя полчаса, оба просто лежали подле друг друга, вернее, друг на друге и тихо урчали. Усатая физиономия вампира выглядела не просто довольной - счастливой. Ума полусвернулась на нем клубочком и пыталась понять свои ощущения, которые фонили самым неразборчивым фейрверком, который, впрочем, все равно сходился на Каине.
- Тебе хорошо со мной? - тихо промурлыкал он, гладя ее по спутавшимся волосам.
- А каково тебе оказаться моим первым мужчиной? - прошептала в ответ вампиресса. - Я такого оборота никак не ожидала. Но ни о чем не жалею. Потому что мне хорошо с тобой.
- А ты согласна быть навсегда со мной? - таким же шепотом спросил он.
Оба не заметили, когда и как прошла вдруг простуда.
- Ты не ответил, - улыбнулась девушка, переворачиваясь так, чтобы, лежа на Каине, смотреть ему прямо в глаза и пытаясь понять, хочет ли она то, что он ей только что предложил.
- Это очень пьянящее чувство, - сознался Каин. - Я успел соскучиться по нему.
- То есть то, что по велению неких сил оказалось так, что никто кроме тебя мною не обладал, не оставило в тебе никакого следа? - она склонилась ниже к вампиру. - Мне просто интересно сравнить ощущения.
- Такое не может не оставить следа в душе мужчины... это называется "судьба", Ума, - он чмокнул ее в носик. - Точно так же у меня не было иных женщин кроме тебя.
Девушка улыбнулась еще шире, с теплом глядя в глаза своего мужчины. Его слова укрепили принятое решение.
- Я согласна, - наконец произнесла Ума.
Ответ был скреплен поцелуем.Немного шальной пост

@темы: Хэйва

   

Превратности отражений

главная