Тари Кальпани
Vae Victus!
Уме снился сон.
Над мертвым городом раскинула крылья ночь, звездная, но безлунная. Город, похожий на огромную, прекрасную с виду, но тухло пахнущую орхидею, был совершенно пуст. Хитросплетения трущобных улочек, пахнущие крысами и отбросами, сейчас напоминали брошенный муравейник, верхние роскошные районы - покрывало с дорогой вышивкой, которым прикрыли разлагающийся труп. Только ветер гнал по мостовым обрывки газет, да перемигивались фонари, покачиваясь на столбах.
Меридиан умер.
Ума брела по крышам, рассматривая опустошенный город. Его облик ничуть не смущал вампирессу. Казалось, так выглядит ее внутренний мир. Или должен был бы выглядеть после смерти. Пустота успокаивала. Разрушение прятало все изъяны. Очередное ребро покатой кровли, запах смрада. Происходящее ничуть ее не удивляло. Одного она опасалась - что забудется и будет бродить здесь вечность, не помня ни прошлое, ни будущее. Поскрипывая, равномерно покачивался фонарь, вторя ее мыслям.
И вдруг мертвую тишь Меридиана разорвал свист крыл, шорох, шелест - и на крышу рядом с женщиной, соткавшись из ночного мрака и отблесков фонарей со скрежетом когтей по черепице ступил небольшой черный дракон. Тонкий и изящный, как клинок и хлыст. Дракон взмахнул шелковыми черными полотнищами крыльев пару раз, сохраняя равновесие, потом сложил их на костистой гребнистой спине. Был он по драконьим меркам невелик - всего лишь размером с собаку.
Отпрыгнувшая к водостокам девушка пригнулась, готовая в любой момент или рвануть вперед, или сигануть вниз.
- Не стоит, - ответил на ее намерения черный дракон голосом Рейнарда Дрейпада. - Не очень хорошее решение.
- Решение чего? - невозмутимо поинтересовалась вампиресса, еще сильнее напрягая мышцы.
- Ты же хочешь спрыгнуть отсюда, - длинный гибкий хвост рассек воздух над крышей и выбил пару чешуек черепицы.
Девушка хитро улыбнулась, делая вид, что думала совершенно не об этом. Рейнард, который желал Каину веселой и короткой жизни, не внушал вампирессе доверия. Глаза смотрели будто мимо черной зверюги, чтобы не пропустить чего-нибудь, что могло измениться вокруг. Но город оставался так же безмолвен и пуст. И теперь безжизненная тишина и скрипы казались зловещими, хотя ничуть не изменили тональности.
- Забавно, - фыркнул дракон. - Терпеть его не могу. Но придет время - и стану служить ему с неменьшей преданностью, чем теперь отцу. Забавно... Иронично.
Скрипучая тишина вдруг постпенно начала сменяться далеким нарастающим гулом, доносящимся с северозапада. Вампиресса встрепенулась, приподнявшись над крышей и вслушиваясь в неожиданный тревожный звук. Дракон, похоже, и вовсе не с ней разговаривал.
А гул нарастал, и вскоре уже можно было различить звуки яростного боя: - лязг железа, вой, рыки, треск ломаемой брони и костей, грохот, звон, топот, крики. Небо осветилось заревом далекого пожара. Хвост дракона ритмично ходил туда-сюда.
- Что происходит? - спросила девушка у черного зверя.
- А ты не помнишь? - повернулась в ней узкая черная морда с подрагивающими хлыстиками длинных усов. - Как пытался твой император отбить этот город в самый первый раз.
Ума фыркнула.
- И что, мне теперь каждый раз по 200 лет подле него куковать?
- Это зависит от тебя. Но, можно подумать, тебе это не нравилось.
- Что интересного сидеть возле коматозного полутрупа и следить, чтоб он тебя ненароком когтями не разодрал в порыве очередного кошмара? - ответила вампиресса, повернув голову в направлении боя. - Порой мне кажется, что лучше бы он так и не проснулся.
- Лучше, хуже... не нам судить. Он Ось Колонн. Так было, есть и будет. Ты так и будешь тут сидеть? - дракон расправил крылья, собираясь взлететь. - Ведь повторное превращение в вампира во многом будет от тебя зависеть, это я как Хранитель Смерти тебе говорю.
- В прошлый раз бой прошел без меня. Неужели ты как Хранитель Смерти считаешь, что я могу изменить исход сражения в лучшую сторону?
- Это твоя душа, не моя. Тебе лучше знать. Достаточно ли она сильна, чтобы в один прекрасный день отправиться на Тот берег следом за одной-единственной душой и привести ее назад?
- В таком случае ему лучше не рисковать своей душой, полагаясь на мою, - девушка следила за драконом, незаметно для себя расслабив мышцы.
Бой становился все яростнее, в его какофонию вплелась низкая гудящая алчная нота, слышимая даже отсюда.
- Мне в любом случае придется убить его, когда Владыка затеет выпустить вампира на волю. А умершие сами не возвращаются, если их не позвать, и слушают при этом далеко не всех. Стойкость духа - вот ключ.
Дракон взмахнул крыльями и прянул в небо, как не было его. Звуки боя нарастали. Пожар приближался.
Не теряя времени Ума стремительно сорвалась с места и побежала навстречу звукам, встревоженная словами странного гостя. Прыжки через крыши давались легко. Ведь здесь она была той, кем себя и воспринимала - вампиром.
А вот и стены...
Вампиры накатывались на стальной заслон тяжелых рыцарей, как яростно рокочущая рыком приливная волна, и откатывались назад, оставляя за собой десятки человеческих и своих тел. Они дрались - дрались, теряя кровь и конечности и даже умирая, успевали забрать с собой по нескольку врагов. Но неизменно среди них оказывался один-единственный безумец, вышедший в бой без брони, обнаженным по пояс. На белой коже цвели алые разводы и полосы, белые волосы успели слипнуться от крови, но черный фламберг в его руках все так же летал с алчной дикой песней. Вампир упивался танцем со смертью и кажется даже смеялся.
- Псих, - выдохнула замершая на стене вампиресса, не зная точно, Каину ли предназначалось это обращение, или улетевшему дракону.
Внезапно белоголового просто унесло, когда его клинок столенулся с мечом высокой, с ног до головы закованной в сталь пеешй фигуры. Она появилась внезапно, и с ее появлением вампиры стали катастрофически проигрывать, погибая так легко и быстро, словно были людьми. разъяренный Каин с перекошенным от злости лицом и полыхающими диким золотом глазами снова скрестил фламберг с мечом противника.
Высоко в небе, очерченная кровавыми отблесками факелов, мелькнула драконья тень.
"У тебя только один шанс!".
- На что?! - крикнула растерянная девушка, сидя на краю стены.
"Сделать правильный выбор!"
Фламберг визжал, его хозяин хрипел и задыхался, отбивая удары, ушел в глухую защиту, но ярости в нем не убавилось, несмотря на заведомо проигрышную ситуацию. Очередной удар хорошенько познакомил его спину с бревном осадной машины. Воодушевленные защитники города теснили нападающих прочь.
Вампиресса с ужасом искала хоть что-нибудь, что могло бы помочь. Под пальцы попалась довольно крупная щебенка, выбитая из стены. Надеясь хоть как-нибудь отвечь противника Каина, Ума схватила крупный булыжник и запустила им в почти неподвижную спину Лорда Серафана, увлеченного теснением вампира. Второй камень тут же полетел в голову.
Бомммм! Звук получился неожиданно звонким, и предводитель рыцарства отвлекся на полсекунды. Вампиру хватило, чтобы перейти в наступление с торжествующим ревом., подножкой подсечь противнику ноги, выбить меч из рук и со всего размаха всадить лезвие фламберга в щель между нагрудником и шлемом..
Люди пораженно откатились назад, разом теряя немаленькую часть своего боевого духа. Нападающие ринулись в атаку. А со стороны вампиров вылетело короткое копье и вошло беспечному Каину аккурат под лопатку, показав из груди наконечник. Вампиресса ошалело смотрела происходящее. Таки ошиблась?
Не совсем. Но удивление сменилось откровенным шоком. Из плотной массы атакующих как-то неторопливо вышел... ее отец, вооруженный вторым копьем, точной копией первого. и воздвигся над исходящим кровью вампиром, словно раздумывая, стоит наносить еще один удар, или это само сдохнет?.. Глаза с вертикальными змеиными зрачками при этом мало что выражали. Ума запустила еще одним камнем. Раз уж решила защищать, так зачем останавливаться? Сердце рвало на части, ветер странно холодил щеки. Старый вампир поднял взгляд и посмотрел прямо на нее.
- Ума, дочь, что ты здесь делаешь? - прозвучало в голове. - Я же велел тебе оставаться дома. Слезай оттуда немедленно!
Каин беззвучно скалился и скреб когтями смешанную с кровью землю.
- Не трогай его, загрызу, - злобно ответила вампиресса отцу.
- Это что еще за тон, дочь? Что за выходки?
Ума прыгнула вперед, преодолевая расстояние до земли и осторожно приблизилась, глядя отцу прямо в глаза. Поравнявшись с Каином она демонстративно села около беловолосого вампира, оторвав взгляд от Ворадора и с тревогой смотря на раненного, боясь прикоснуться. Теперь кожу на щеках еще и немного тянуло. Если отец сейчас решит ее убить, его дело.
- Ума, отойди. Нам больше не нужен этот опасный психопат. Он свое дело сделал.
- Ума... - выплюнул ком черной крови белоголовый, безобразно скалясь. - вытащи.... его...
- Не трогай его, - уже спокойней повторила вампиресса, подняв глаза на Ворадора. - Он еще нужен миру.
- Мальчишка, желающий только власти? Сомневаюсь. Ему плевать на нас, Ума. Помяни мое слово, он пустит нас в расход, как только потребуется! - Ворадор рубанул копьем воздух. Они давно остались втроем на клочке земли, бой сместился дальше в сторону города.
- Не сомневаюсь, но... - Ума умолкла и на мгновение закрыла глаза, чтобы перевести дух. - Мир, конечно, редкостный извращенец, поставив на существо с ТАКИМ характером. Но вот только еще больше ему гадить не надо.
- Да вытащи же... - просипел выгнувшийся в судороге Каин. - Жжется ведь...
- Ума, не вздумай! Я ведь о тебе беспокоюсь, дурочка, - Ворадор с тревогой посмотрел на вампирессу. - ты же первая пострадаешь, если свяжешься с ним!
- Уже пострадала, и не раз, - ответила девушка, схватившись за острие и рванув его на себя, упираясь в грудь вампиру ногой. Получилось грубо, но на бОльшие нежности вампирессу не хватило. Избавляться от освободившегося оружия она не спешила. Из открывшейся раны хлынула кровь, глаза вампира остекленели и закатились, тело осталось лежать в неестественной позе.
- Ума, подумай на что ты себя обрекаешь! - отеческие нотки стали явственнее в голосе старого вампира.
- На смерть, - просто ответила дочь Ворадора, укладывая беспамятного вампира на спину. Таки опять кома? А не сделала ли она в этот раз хуже, чем уже однажды пережила? Она подняла глаза на отца. - Ну жалко тебе что ли? Пусть живет.
- Бешеная лисица, - фыркнул Ворадор, щуря змеиные глаза, - перезаразит всех.
- Первым угробится, - заверила его девушка.
- А вместе с ним и ты! - старейшина потихоньку начал выходить из себя. - Я для тебя не такой судьбы желал.
- И? - с вызовом бросила вампиресса, положила руку на плечо беспамятного вампира и переместила их обоих. Как она надеялась, в спальню княжьего дворца.
- Ты больше не моя дочь! - полетело ей вслед гневное проклятие старейшины Ворадора....

@темы: Хэйва