20:37 

продолжение

Тари Кальпани
Vae Victus!
Снежная пустошь поражала своим унынием. Они оказались посреди бескрайнего, поросшего вереском поля, посреди мраморных обломков, бывших когда-то, по всей видимости, святилищем. Девять уродливых обломанных огрызков, бывших когда-то величественными живыми белыми исполинами, торчали из груды щебня полукружьем гнилых пеньков.. К центральному теперь был подвешен белоголовый - как был, в крови и грязи, с дырой в теле насквозь.
Ума смотрела на ужасающее зрелище и чувствовала, как внутри наворачивает круги боль. Вот так она однажды предала Каина во имя своей семьи. А теперь семью из-за Каина. Стоит ли вообще жизни такое глупое создание, которое только и способно, что всем портить жизнь. Она мысленно собрала все свои эмоции и отправила "не-отцу", и так, чтобы он знал, от кого они прилетели. Из уважения. Пусть знает, что он для нее значит.
Ощущение реальности мутило разум. Драконьи слова казались какой-то глупой шуткой. Что он говорил? Придется убить? А ей позвать? Драконы любят играть словами. Может сейчас как раз тот самый момент?
Девушка подошла к подвешенному на цепях вампиру едва ли не с отстраненным интересом разглядывая обломок колонны и его. Действовать она пока что боялась - вдруг что-нибудь опять испортит?
- ПРЕДАТЕЛЬ! - прогремело вокруг. и со всех сторон начали сходиться мертвецы. Некоторых Ума знала давно и хорошо, кого-то же наоборот, видела впервые в жизни. Их мертвые глаза, казалось, вынимали душу. Вампиры, люди, крылатые - казалось, их стекались тысячи..
- Повинен смерти!
- Народ, вообще-то это мой кошмар, чего вы на него-то нападаете? - с истеричным смешком спросила Ума, судорожно соображая, что делать.
Кольцо сжималось. На теле вампира потихоньку застывала кровь, подсыхала грязь и оседал иней. Он сам напоминал теперь в большей степени труп, чем хотя бы относительно живое существо. Ветер гнал по земле черные перья и жухлую листву. Толпа мертвых напоминала море.
- Он обрек всех нас на гибель и пустоту, когда обрушил Колонны... Смерть ему Развоплощение!
- Да сейчас, только Похититель отполируем, - съязвила вампиресса, пытаясь разорвать цепи. Копье, чтобы оно не мешалось, она взяла в зубы. Цепи не поддавались. Мертвые подходили все ближе и стало ощутимо холодно. Из толпы выступилы высокая костлявая фигура, с ног до головы закутанная в плащ с кинжалом в трехпалой руке. Из-под капюшона мертвецки пылали два провала глаз..
- Свою вину он искупит кровью!
- Эм ... нате, - Ума перестала безрезультатно дергать цепи и протянула страшилищу копье, сплошь покрытое кровью. - Крови тут - ух!
Существо отпрянуло и гневно зашипело. Мертвые зароптали
- А не нравится - пшли вон, - так же дружелюбно предложила вампиресса. - Оставшаяся - цена за мое убийство.
- Пусть отдаст! - раздался истеричный яростный крик. - отдаст! Мое! Сердце! Моееее!
Мертвый, лишившийся в посмертии всякого благородства последний Крылатый, роняя черные смятые перья с облезлых крыльев, вырвался вперед и со звериным рыком кинулся за добычей.
Вампиресса тут же метнула в него копье. Под ногами мешался оброненный Каином Похититель. Надеясь, что крылатый отвлечен достаточно, она нагнулась, чтобы схватить клинок. Однако, уловив агрессию, мертвые тут же ответили на нее и кинулись со всех сторон. закутанная в плащ фигура прыгнула вперед. Ткань слетела с нее, обнажив полусгнивший явно вампирий остов со сломанными крыльями. Когти целили в горло плененного вампира, побелевшего вконец от инея.
- А ну стоять! - рявкнула Ума, со звоном рассекая воздух. Кончик меча замер перед зловещей тварью, не давай приблизиться к висящему вампиру. - Мы будем его делить по-честному!
- Как это? - заинтересованно спросил призрак, отступая на шаг. Меч волшебным образом заставил умерших угомониться - они его боялись.
- Ну ведь все хотят получить свою долю, - рассудила вампиресса, - иначе бы вы тут не толкались. Ворадор, думаю, урвал все, что хотел, - она посмотрела на последнего крылатого. - С этого тоже спрос невелик. А вот ты, - она указала когтем на одного из мертвецов, - что тебе сделал Каин?
- Убил меня... - прошелестел почти бесплотный голос. - Меня и еще шестьдесят семь моих товарищей, подорвав заводской цех. Но я был на стороне вашего Сопротивления, я делал все, что он скажет. Я семью кормил, а он ни с чем не посчитался...
- Пфф, велика катострофа, тут таких как ты 99 из 100, в том числе и я. Думаю, по одной капле крови хватит. Иначе кому-нибудь не хватит. У тебя что? - она указала на другого.
... И на нее посыпался поток жалоб, почти совершенно одинаковых в массе своей - убитые, замученные, подставленные, просто попавшиеся на дороге, выпитые, казненные... Все, сколько их было и будет в прошлом и будущем. Призрак с переломанными крыльями яростно царапал когтями обломки камней, но молчал. Одной капли крови ему явно будет мало.
- Да, думаю тут одной каплей не обойдется, - заверила Ума бандита, который сам ринулся на Каина и хорошенько ему насолил. - А вот тебе какой резон на него злиться? Подумаешь ваша деревня на пути стояла. Если ты не согласен, спрашивай с того, у кого кусок больше. Каин тут всего один, да и тот потрепанный. А твоих претензий я вообще не понимаю, не Каин на тебя веревку накинул после смерти жены. Если хочешь что-то получить - спрашивай у того, у кого хоть что-то лишнее есть. Думаю кое-кто таки наврал и присвоил себе больше, чем при жизни пожертвовал из-за этого бессовестного ублюдка.
Разочарованные тени одна за одной отступали, становясь частью туманной мглы, и постепенно, шаг за шагом, кольцо мертвецов рассеивалось, вот только... Вампиры, убитые кгда-то пленником, никуда не спешили уходить. Среди них были те, кто, судя по облику, давно прошел через эволюцию, были и те, кто не успел и кого Ума прекрасно знала по давним меридианским стычкам... И все тот же неизменный призрак, подбирающийся все ближе. Ума опять подняла лезвие меча. Внутри все дрожало, но бояться она будет когда опасность наконец минует. Если минует.
Но меч призрака не пугал, скорее, наоборот - злил.
- Отдай мне его! - рявкнуло умертвие дырявой пастью.
Где-то сзади мелькнул силуэт черного дракона.
- Вот когда выйдешь за него замуж, тогда и поговорим, - рыкнула в ответ вампиресса.
- Да как ты смеешь?! - взвился призрак. - Я тысячу лет служил ему, как собака, а получил - Бездну! А мой Клан?! Где мой Клан, я тебя спрашиваю???
- А МОЯ семья? Мои родные? Мне почетно собственноручно разодрали горло. Ты был возле него тысячу лет. Думаю, уже и рожу его видеть не можешь. А я как-то неналюбовалась, - вампиресса загородила Каина собой, выставив вперед меч, всем видом показывая, что никому его отдавать не собирается. Губы растянулись в довольном оскале. Похититель подогревал ее гнев и страх, жаждя убийства и подстегивая на это свою обладательницу. - Он МОЙ. И пока моя жажда мести не удовлетворится, я никому его не отдам. А уж поверь, методы у меня изощренные.
В этот момент черный дракон промельком метнулся по Колоннам. Цепи лопнули, зиндевевшее тело с неестественным стуком свалилось вниз.
- Изыди! - громыхнул Хранитель Смерти, возникая рядом с Умой и грозно распахивая громадные черно-золотые крылья. - Твое время не пришло еще, тебя нет! ИЗЫДИ! Нынче время иной Преданности для тебя!
- Ты тоже собака... - злобно прошипел мертвец проломленной пастью. - Глупая собака...
- Прочь!
...Все завертелось во внезапной круговерти, и снова картина резко изменилась.
Комната, за грязным пыльным оконцем - закат догорает. Ревущий камин. Старая очень простая мебель. Кровать под балдахином, на которой трупом лежит холодный, как ледышка, вампир, и о недавних ранах говорят лишь виднеющиеся из-под края покрывала бинты на груди. Но вампир не подает признаков жизни. Вампиресса смотрела на него будто бы равнодушно. Что за ересь творится? Если ей кошмар снится, так какого в нем постоянно присутствует Каин? И ... и что она здесь делает, если отец в итоге отрекся от нее? Ума села рядом с бесчувственным Каином и привычно положила ладонь на грудь. Жизнь слабо, но прослеживалась. Да что же за ерунда такая? Девушка повернулась к окну. Кто теперь попытается убить этого несчастного?
Однако, все было тихо, спокойно и мирно. На полке тикали часы. Привычный интерьер нарушала лишь эбеновая фигурка черного дракона, обвившего собой один из столбиков балдахина. Но зверь был дерево деревом. Тик-так, тик-так....
Вампиресса вновь повернулась к вампиру и взглянула на безжизненное лицо. Вроде бы спал он спокойно, не метался. И не от слабости. Такое состояние - самое благостное, которое бывало с ним во время комы - значит он восстанавливался, и ничто не тревожило разум. Так мирно, спокойно, хорошо. А как же отец? Вампирессе безумно хотелось услышать его голос, но память о начале сна не давала покоя. Сердце предательски сжалось. Неужели она осталась одна. С бешенной лисицей за спиной. Кто знает, что на этот раз ему не понравится.
Послышался негромкий стук в дверь - характерно, внешней стороной когтей по дереву. Дверь тут же приоткрылась, и на пороге появился старейшина Ворадор, одетый, как всегда с сообразной своему рангу вычурной роскошью..
- Ты все сидишь. А я тебе ужин принес, заодно и этого накормишь, - вампир поставил на пол в углу вяло шевелящийся мешок. Ума с подозрением и удивлением следила за отцом.
- Эм ... - только и смогла выдавить она.
- Что? - встревожился вампир, ощутив смятение дочери. - Кстати, ты так и не выяснила, кто это такой и откуда к нам свалился?
- Кто? - не поняла вампиресса.
- Да подопечный твой! - слегка раздраженно отмахнулся Ворадор. - Вот делать тебе нечего, бродяжек подбираешь...
- А вдруг это наш будущий император? - хихикнула Ума. На душе стало легко и тепло. - Кажется я сегодня немного торможу.
Вампир откровенно рассмеялся. - император, скажешь тоже! Да мы ведь не знаем даже, кто его отец или мать и откуда он такой выпал! Может, его вообще тайком от Совета укусили.
Вампиресса внимала диковинным словам и пыталась понять, что вообще происходит.
- Вечно спасаешь от серафанцев всякую шваль... - пробурчал Ворадор.
- Пап, я замуж хочуууу, а вдруг кто-нибудь из них мой будущий муж, а я мимо пройду? - девушку так и распирало от счастья. Отец не отрекся от нее. А вампиры, судя по всему не в осадном положении на грани вымирания.
- Ладно, играйся, авось надоест, да выйдешь замуж за приличного вампира лет через пятьдесят. Аранри Мэрис из Совета давно положил на тебя глаз... Он Крылатый, подумай, дитя мое.
- Гы, пап, да с него ж уже не просто песок сыплется, раз он на мне глаз забыл. Да и от тихой-мирной-спокойной семейной жизни я ж вперед собственного визга сбегу, и дорога забудет где мой хвост взметнется. Где меня потом искать будешь? - и она вновь обернулась к Каину, лаского гладя вампира по волосам. Где же подвох-то?
- Мужа, дорогая моя, надо с умом выбирать, - назидательно поднял Ворадор когтистый палец. - Надежного, с ухватом, чтоб я за тебя не волновался, спокойного, обстоятельного... И состоятельного! А этот что? - он ткнул тем же пальцем в лежащего без движения холодного вампира. - Голодранец. И меч наверняка у Мастера стащил.
Голодранец в этот момент вздрогнул, заворочался и со стоном попытался проснуться, стискивая пальцами ткань покрывала. Инстинкты продолжали давать себя знать даже в летаргии, организм настойчиво потребовал пищи.
- Шшш, - попыталась успокоить его вампиресса, все так же поглаживая по волосам. А улыбка при этом не сходила с лица. Девушку переполняло счастье. Ощущение благополучия, целостности семьи... она готова была даже забыть про скребущее внутри ощущение неправильности. И то, что происходящее сейчас - всего лишь бред, как и предыдущие видения. А может и все прочее тоже. Тогда стоит удержаться на этой "реальности", если все остальное с большой вероятностью не более настоящее чем это.
Ворадор покачал головой, глядя на сию идиллию.
- Дался он тебе... Ни кожи ни рожи, ты подумай, БЕЛЫЙ! Где ты у порядочных вампиров видела белые лохмы? ни у одного! ..Ладно, развлекайся, пока можно. Я пойду. Подготовиться надо, к праздничной ночи.
Старейшина вышел, любяще чмокнув дочь на прощание в татуированную щеку.
Больной в это время учуял запах живой плоти и потребовал свой ужин более активно, глаз при этом не открывая.
Пока можно? Праздничная ночь? Что за ересь? Вампиресса проводила взглядом отца, а когда за тем закрылась дверь, взялась за кормление царственного голодранца. Ощущение подвоха все усиливалось. Но пока что Ума решила не поддаваться тревоге и наслаждаться моментом. Ведь в жизни подобная идилия так и не посетила вампирессу.
Едва насытившийся белоголовый снова затих, вытянувшись во весь немаленький рост, как в дом ворвалось еще одно нашествие в виде стайки юных ворадоримок.
- Ума, сестренка! - повисли ярко наряженные девушки у нее на шее. - Что ты здесь сидишь, переодевайся, пошли с нами!
- Ой, куда? - не поняла вампирка.
- Как куда? - защебетали сестрицы. - такая ночь сегодня, гулять, фейерверки смотреть, на парней охотиться, пошли!
Ума хихикнула, бросила еще один взгляд на спящего Каина и поддалась на уговоры сестер. Авось ничего дурного не случится. А если и задумывается нечто, то вряд ли она сможет этому помешать, сидя у кровати беспамятного вампира.
Девушки долго не медлили, выбрали своей сестренке платье пороскошнее и увели с собой в ночной город.
На улицах Меридиана человеческих лиц теперь было не в пример меньше, чем помнилось Уме, зато вампиры расхаживали свободно и вольготно, можно сказать. С дочерью старейшины раскланивались уважительно м дружелюбно, кто-то желал ей доброй ночи и удачной охоты, кто-то радовался, что она наконец оставила свое добровольное затворничество и вернулась к ним. Повсюду гремела музыка, с треском рвались хлопушки, снаряды и ракеты, запуская в небо огненные цветы...
А маленький домик с одиноким вампиром как-то незаметно стал растворяться. истаивать из памяти, словно его здесь никогда не было.
- Привет, Ума, - поймал девушку под локоток черноволосый желтоглазый красавец с небольшими крыльями за спиной и голубоватой кожей. - Я соскучился!. Полетаем?
- О, привет, - улыбнулась девушка, пытаясь вспомнить, кто же перед ней. - Я пока что хочу просто ноги размять. А то скоро совсем паутиной зарасту.
- Это точно, зарастешь! - кивнул вампир, шелестя перьями. - и зачем ты там сидела, ума не приложу! Все своих несчастных обихаживаешь? дык, они сами нарываются!
В памяти действительно всплыло, что она часто отнимала у фанатиков-орденцев пойманных ими молоденьких вампиров, обычно приносимых людьми в жертву. И имя приятеля всплыло - Сайрин.
- Не надо меня прикладывать, - заверила его вампиресса. Да и не будь я такой, я б тебе и не нравилась, - и она показала крылатому язык, с гордым видом шевствуя дальше по городу, стараясь не терять две картинки - старый Меридиан, и новый, представший перед ней.
- Обязательно надо будет показать тебе Цитадель, - махнул крыльями Сайрин. - ты такого не видела и не увидишь! Люди не умеют так строить!
Мимо них по улице проволокли чучело Лорда Серафана, смешно насаженное на деревяный шест - через полчаса его торжественно сожгут в ознаменование победы над врагом рода вампирского. Несчастный бродяжка без роду-племени отступал в памяти все дальше - она действительно сидела с ним слишком долго и сделала все, что могла. не век же возиться! не так уж и серьезно ему досталось, если посудить. Но простой ли он бродяжка? Что-то колыхалось в памяти, награждая странного вампира какими-то совершенно неадекватными для ситуации чувствами. Откуда такая нежность и желание защищать?.. но сейчас не до него. Она наконец-то увидится с семьей, чего не было .... а почему, собственно не было? Внутри крутилась какая-то тревожная темнота, но вампиресса никак не могла понять, что же ее так беспокоит.
Какая-то подвыпившая компания налетела на них с площади, втянула в себя, закружила в веселом водовороте скабрезных и не очень песенок, танцев прямо на улице, распития спиртного и кровяного, полетов с крылатыми, фейерверков, бешеного безудержного праздника народа, почувствовавшего облегчение от того, что постоянная угроза выживания, наконец, пропала. Дочь старейшины радовалась вместе со всемии заглядывалась на молодого крылатого, прикидывая - а сладко ли целует?...
- Ума!
- Что? - удивленно обернулась вампиресса, пытаясь понять, кто же ее звал.
- Ничего, - не меньше ее удивился Сайрин. - Я что, что-то сказал и не заметил?
- Ума, не оставляй меня!
Вампиресса замерла, прислушиваясь к себе. Внутри бушевала тревога. Звон праздника разлетелся как разбитое булыжником стекло, звуки веселья теперь мало чем отличались для нее от грохота боя, но почему так произошло девушка не могла понять. Что-то внутри рвалось на поверхность. Но надетая на него черная вуаль - или саванн? - не давали разглядеть.
- Кажется ... мой подопечный очнулся, - неуверенно сказала Ума. - Я гляну что с ним, и если ничего серьезного - вернусь.
Девушка дернулась по направлению к дому, хотя улицы смешивались в памяти в одно неясное яркое пятно. Неужели она столько выпила?
Выпила не выпила, а найти дом никак не получалось. Его словно не было, ди а как могла появиться старая развалюшка на ухоженных улицах, не знавших осады и боевых стычек?
- Ты забыла меня, Ума. Я исчезну... Я тебе не нужен...
- Нытик точно не нужен, - прорычала в ответ вампиресса, сражаясь с лабиринтом улиц. Нужно выбраться отсюда. В нижнем квартале были дома, похожие на тот, который ей нужен. А где же тут нижний квартал, был ли он тут вообще? - Где ты?
- Там, где наш Меридиан.
Ума замерла на полушаге. И обернулась. Город праздновал. И город был счастлив. И она могла бы ... Вернуться в старый Меридиан? К разрушению, боли, к собственной смерти? В то время как здесь она могла бы жить.
- А ... ты точно исчезнешь? - неуверенно спросила вампиресса.
- Я уже исчезаю Здесь меня никогда не было. Прощай, моя Ума...
Голос затих.
- Придурок! - зло бросила ему в догонку девушка и всеми силами постаралась вернуть себя в тот, старый и опасный Меридиан, который выпал ей вместо этого, наполненного радостью и жизнью города.
Поддаваясь очень медленно и неохотно, реальность вокруг начала меняться, обретая прежнюю опасную мрачность охваченного войной и резней города. И даже проявилась старая знакомая улица...
Ума бегом направилась к дому, где должен был находиться Каин. он там и находился... умудрившийся добраться до двери, но уже не способный встать и оставшийся лежать там, где его застало растворение. Почти прозрачный. В прямом смысле. Со столбика кровати сверкал глазами черный дракон.
- Каин! - девушка не присела, она свалилась около вампира. - Вот только умирать не надо, я ушла из счастливого Меридиана отнюдь не для того, чтобы побывать на твоих похоронах!
- Докажи... - чуть шевельнулся этот призрак.
- А тебе мало того, что я тут? - Уме хотелось одновременно и порвать вампира на мелкие кусочки и обнять его так крепко, чтобы он и высвободиться не мог. И потому сидела рядом, не рискуя к нему прикоснуться. Вдруг первое желание перевесит?
Вампир вздохнул и затих, став почти невидимым. даже на гнев сил у него уже не было.
- Ну и чего ты ждешь? - поинтересовался со своего насеста дракон.
Девушка зло зыркнула на дракона, протянула чуть подрагивающие руки к Каину и попыталась наполнить его жизнью. Неужели он и сам не понимает, как он ей нужен? Вампир задрожал всем телом и потянулся ей навстречу, стараясь прозрачной рукой дотянуться до нежной щеки. Ума наклонилась навстречу, чтобы призраку пришлось тратить меньше драгоценных сил. Прикосновение было почти невесомым, почти неощутимым, как воздух, но все-таки еще можно было ощутить остроту когтей или льдистый холод руки.
-Держи крепко, - прошелестел сползший со своего места дракон. - От этого зависит, справишься ты в будущем или нет.
Но вампиресса не слышала его. Все, что ей хотелось, это удержать и вернуть Каина. От которого, как обычно, одни только проблемы и переживания. Но так ведь даже интересней, разве нет?
Как известно, любые желания имеют свойство сбываться. Особенно искренние. И поэтому тело вампира постепенно наливалось плотностью и тяжестью, становясь привычно осязаемым, живым, теплым... теплым?..

В комнате царил полумрак, кристалл был прикрыт. Вкусно пахло травами и деревом. Явно замерзший мужчина забился на их общей постели в самый угол, к стене и, вроде бы, спал, безропотно расставшись с одеялом, которое девушка во сне нагло целиком забрала себе. И первое желание этой девушки по пробужению было как следует искусать вампира. Она придвинулась к нему вплотную, с увлечением рассматривая ниточки под кожей - каждый вампир прекрасно знал, где находятся самые вкусные места. Набросила на жертву одеяло, хитро улыбаясь и... и внаглую втиснулась к нему в объятья. Никакое одеяло не согреет так, как живое существо. Да и разве он виноват, что ей кошмары снились. Хотя желание вцепиться зубами в уши Каину остались. Но девушка решила оставить его на какой-нибудь ... более подходящий момент, с удовольствием уткнувшись носом в грудь вампиру.
Тот, не просыпаясь, стиснул руки крепче, прижимая девушку к себе и зарылся носом ей в волосы, тихо урча горлом.
- Молодец, - прозвучал в ее голове голос Хранителя Смерти. - ты справилась с испытанием. Следующее будет намного страшнее.
- Встречу - загрызу, - сонно пообещала Хранителю девушка.
- Не сомневаюсь, - хихикнул Рейнард Дрейпада напоследок.
Ума вновь уснула, но на этот раз если ей что-то и снилось, то приятное и мимолетное, не оставившее в памяти следа.

@темы: Хэйва

   

Превратности отражений

главная